Адександр Оршулевич (справа) - лидер и активисты БАРСа
(справа) – лидер и активисты БАРСа, Калининград. Фото Якова Григорьева для PREGEL.INFO

Организация (Балтийский Авангард Русского Сопротивления) действует на основании Конституции РФ и в соответствии с федеральным законодательством как общественное объединение. В настоящий момент не участвует в выборах, не финансируется какими-либо государствами или некоммерческими фондами. Структура напоминает орден, в который входят избираемый глава организации и соратники, имеющие право голоса. Количество действительных членов не превышает десяти человек. В также входит до 50 активистов, не имеющих права голоса при решении организационных вопросов. Политические акции финансируются за счёт членских взносов и пожертвований от сторонников.

Интервью с Александром Оршулевичем, лидером БАРСа

Олег Климов: Вы закончили факультет философии федерального университета имени И. Канта. Какова была тема вашей дипломной работы?

Александр Оршулевич: Несмотря на многочисленные угрозы сотрудников ФСБ посодействовать отчислению меня из университета, в 2011 году я окончил философское отделение исторического факультета БФУ им. И. Канта.

Со стороны ведомства предпринимались попытки надавить на руководство факультета и на покойного ныне заведующего кафедрой философии и логики профессора В.Н. Брюшинкина. Я благодарен честной и твёрдой позиции преподавателей, не допустивших политически мотивированного исключения студента.

Темой моей выпускной квалификационной работы был «Образ России в социально-философской рефлексии В. Шубарта и Л. Мюллера». Специализацией нашей кафедры была история зарубежной философии. Однако сферой моих научных и профессиональных интересов всегда оставалась русская философия и, в частности, социально-философский анализ русской идеи.

Сегодня, когда меня обвиняют в предательстве русских интересов, в работе на западные спецслужбы или в ненависти к России, это вызывает у меня только улыбку – настолько нелепыми выглядят эти домыслы кремлёвских пропагандистов в глазах всех, кто знает меня лично.

Олег Климов: В апреле 2011 года вы были осуждены государством РФ за размещение в социальной сети пяти изображений, которые «в совокупности представляют собой надпись, призывающую к осуществлению экстремистской деятельности в отношении лиц еврейской национальности». Вы признаете себя антисемитом?

Александр Оршулевич: Я был осуждён по ст. 280 УК РФ не в 2011, а в 2013 году – только через два года после составления следственным органом ФСБ обвинительного заключения, обысков и многочисленных допросов. В этом сфабрикованном в отношении меня деле было множество нарушений, ошибок и неточностей, и суд неоднократно возвращал его на доработку.

Ложное обвинение в антисемитизме требовалось формально доказать, и при всех стараниях чекистов это у них вышло далеко не сразу. Помогли давшие клеветнические свидетельские показания платные провокаторы, несовершенство законодательства, позволяющее под статьи об «экстремизме» подвести что угодно, и, конечно же, ангажированная следственная экспертиза, которая и была единственным «козырем» следствия.

К сожалению, в нашем регионе отсутствуют адвокаты с необходимым опытом работы по «экстремистским» статьям УК РФ. Сказался также человеческий фактор. Мне пришлось отказаться от услуг трёх или четырёх государственных адвокатов, потому что они не скрывали своего малодушия перед необходимостью защищать в суде гражданина, обвиняемого в «политическом преступлении».

Никаким антисемитом я не являюсь. Более того, наша организация выступает с осуждением шовинизма и ксенофобии. Но, как гражданин России, я оставляю за собой право на мнение. И если, например, я вижу преступную деятельность этнических группировок, то не считаю правильным скрывать родоплеменной или религиозный характер конкретных форм организованной преступности.

Но репрессивный режим пользуется такими случаями для того, чтобы «повесить» на молодых политиков судимость по статьям уголовного кодекса из раздела «преступлений против конституционного строя», чтобы воспрепятствовать проникновению оппозиции в органы государственной власти.

В итоге мы видим среди депутатов и чиновников имеющих судимости воров, убийц и мошенников, но не видим реальных политиков с независимыми убеждениями.

Власти стремятся подавить любую гражданскую сознательность. Особенное же усердие правящая элита проявляет в старании криминализировать попытки националистов заступиться за права русского народа, не имеющего в преамбуле Конституции РФ даже символического упоминания о себе как о государствообразующей нации.

Настоящими экстремистами и провокаторами общественных конфликтов в России выступают не националисты, а федеральные чиновники и их высокие покровители, объявляющие «врагами России» активистов гражданского общества.

Олег Климов: В одном из интервью немецкой газете вы сказали, что задачей БАРСа является активное гражданское противодействие попыткам реконструкции СССР. Какие партии, кроме коммунистов, политические движения, организации или лидеры в РФ официально заявляли или заявляют в своих программах или выступлениях о реконструкции СССР?

Александр Оршулевич: С начала 2000-х годов в России стали активно восстанавливаться советские символы по инициативе бывшего директора ФСБ президента РФ Путина, который уже в 2005 году открыто назвал распад СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века», выразив неподдельное глубокое сожаление о крушении советского строя.

С тех пор сентиментальные воздыхания о Советском Союзе стали официальным политическим трендом, под который подстроились все без исключения нынешние парламентские партии.

«Я хочу жить в СССР, при советской власти!» – кричал с трибуны в одном из ток-шоу лидер «либеральных демократов» Владимир Жириновский в 2013 году. О других многочисленных партиях пенсионеров и советских патриотов и говорить нечего.

Активная общероссийская и заграничная деятельность, например, таких известных борцов за СССР 2.0, как Николай Стариков, поддерживается Кремлём, а взятая на вооружение официальной пропагандой доктрина национал-большевизма скромно именуется «русским миром».

Наша организация постоянно напоминает о недопустимости оправдания преступлений коммунистического государства, мы выступаем против предоставления ФСБ особых прав по расстрелу демонстрантов, принудительному обыску автомобилей и прохожих, проникновения в жилище без санкции прокурора и т.д. Мы понимаем, что нагнетаемая в стране атмосфера ненависти к Западу, маниакального поиска врагов родины и бессмысленной «народной гордости» тем, чем гордиться просто глупо, рано или поздно приведёт страну к политическому коллапсу, предшествовать которому будет дефолт и появление новых «горячих точек» на карте страны.

Топорный советский реваншизм, только для вида прикрываемый «православной духовностью» и спектаклем с «демократическими выборами», погубит Россию, которая ещё недавно приходила в себя от угара коммунистической стройки.

Олег Климов: Вы утверждаете, что «когда за преступления СССР россиянам станет стыдно, тогда можно будет говорить о возрождении национальной России». Не кажется ли Вам, что в этом случае нам должно быть стыдно за всю историю России, потому что известный вам Соловьёв подсчитал: с 1240 года по 1462 год (за 222 года) было 200 войн и нашествий. С XIV по XX века (за 525 лет) Сухотин насчитал 329 лет войны. Россия провоевала две трети своей жизни. Генерал Алексей Куропаткин в 1900 году написал в личном меморандуме Николаю Второму: «За предыдущие 200 лет Россия была в состоянии войны 128 лет и имела 72 года мира. Из 128 лет войны – 5 лет пришлось на оборонительные войны и 123 на завоевательные». Что делал Суворов в Альпах и Кутузов под Аустерлицем и должно ли нам быть стыдно за эту часть истории России?

Александр Оршулевич: Историческая Россия никогда не являлась раем на земле. К сожалению, в нашей отечественной истории есть множество страниц, за которые также должно быть стыдно.

Княжеская междоусобица с пролитием братской крови, опричнина Ивана Грозного, Смута, политические гонения старообрядцев, всепьянейшие соборы и ассамблеи Петра, раздел Польши и подавление польских восстаний, преследование национального самосознания в Малороссии и Финляндии, оскорбление религиозных и национальных чувств присоединённой Грузии, крепостное право…

И я не говорю о внешних военных операциях, только о внутренней политике. Какие-то из совершённых ошибок были впоследствии пересмотрены самим царями, например, крепостное право. Что-то было осуждено гораздо позже канонической Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ), например, гонения раскольников-староверов до 1906 года.

Но между язвами национальной истории России и преступлениями коммунистов есть большая разница. Первые были результатом общего нестроения естественного, традиционного уклада жизни ещё достаточно молодого русского народа. Вторые исходили из узкопартийных, враждебных многовековой истории России и даже самой природе вещей, лженаучных политических целей коммунистического интернационала.

Отвергнув раз и навсегда «радости советской власти» и почувствовав отчуждение к советскому тоталитарному прошлому, наш народ вернётся в колею естественного национального развития. А присовокупив к этой политической рефлексии осуждение ошибок и преступлений уже далёкого национального прошлого – периодов Московской Руси и Российской Империи – наш русский мужик перестанет быть холопом и, наконец, преобразится в настоящего гражданина.

Олег Климов: Вы утверждаете, что многие крупные, в том числе частные, компании не желают видеть Вас в числе своих клиентов потому, что Ваше имя «занесено в список “неблагонадёжных” граждан». Вы могли бы назвать некоторые их этих компаний, привести примеры, объяснить значение и назвать авторов этого списка?

Александр Оршулевич: В Российской Федерации существует целая бюрократическая система по ограничению конституционных прав неугодных правительству граждан. Например, сразу после осуждения за «экстремизм» данные человека вносятся в постоянно обновляемый список Росфинмониторинга, которым руководствуются все кредитные организации страны при работе с клиентами. И никакой российский банк не откроет счёт и не предоставит кредит человеку, имя которого числится в этом чёрном списке террористов и экстремистов.

Учитывая всё современное значение банковской системы расчётов, становится понятным, насколько существенной и неприятной является эта мера скрытого наказания. Осуждённый, даже если он остался на свободе и приговорён только к выплате штрафа, как я, уже не может устроиться на достойную работу и иметь банковскую зарплатную карту часто даже после погашения судимости, так как Росфинмониторинг не торопится удалять из своего списка отбывших наказание граждан.

Аналогичная ситуация и в сфере страхования. Имея в собственности автомобиль, я фактически не могу им пользоваться, поскольку моё имя внесено в чёрный список Российского Союза Автостраховщиков (РСА), а значит ни одна из имеющих лицензию страховых компаний не может меня обслужить в рамках программы по обязательному страхованию автогражданской ответственности.

Требуется прилагать огромные усилия, чтобы оспорить эти незаконные решения централизованного государства, с каждым днём всё больше обретающего тоталитарные черты.

Олег Климов: В чём, на Ваш взгляд, причина того, что местные масс-медиа в большинстве своём игнорируют информационные сообщения о вашей, в том числе уличной деятельности БАРСа? Например, по организации движения переименования Калининградской области в Кёнигсбергскую, которое многие годы имело место в Калининграде. Федеральные СМИ используют эту информацию как пропаганду того, что вас поддерживают западные спецслужбы, и засылают агентов в лице журналистов.

Александр Оршулевич: Любые СМИ в России, зарегистрированные службой со зловещим названием Роскомнадзор, вынуждены тесно соприкасаться с государством, которое смотрит на журналистов только с точки зрения лояльности самому себе.

Частные СМИ, привыкшие выживать в трудных экономических условиях, когда реклама пользуется всё меньшим спросом на рынке, берутся обслуживать правительственные интересы регионального и федерального уровня в обмен на оплату из бюджета за «работу по освещению деятельности органов государственной власти».

В таких условиях коммерческие СМИ просто не могут быть свободными. Впрочем, конечно же, огромную роль играет идеология главных редакторов и владельцев газет, интернет-порталов и телеканалов.

Бывшие пионеры и комсомольцы, эти руководители региональных СМИ, в большинстве своём, конечно же, мало отличаются по мировоззрению от власть имущих чиновников. Для них освещение деятельности националистов БАРС – это не только необоснованные риски для их бизнеса, но и идеологически неприемлемое занятие.

Да, это не профессиональный подход. Но это обстоятельство меньше всего заботит подобных тружеников медиа-сферы, знающих только два жанра «отечественной» журналистики – жёлтая пресса и заводская стенгазета.

Местные СМИ уже несколько лет хранят гробовое молчание об акциях БАРС, несмотря на внимание к нам западных изданий и даже федерального телеканала «Россия», который неуклюжими попытками очернить образ нашей организации и оклеветать наши инициативы только послужил известности БАРСа и его авторитету среди оппозиции.

Тем не менее, я рад, что ещё находятся такие журналисты, которые берегут свою профессиональную честь и не разменивают её на сиюминутные выгоды популярности, личной безопасности и финансового покровительства властей.

Олег Климов: Об идентичности калининградцев речь идёт практически с начала 1946 года: кто они, откуда пришли, куда идут. На Ваш взгляд, какова форма и содержание этой идентичности в настоящее время? Повлияла или влияет ли многовековая прусская культура, история, архитектура в виде останков замков и кирх на ментальность калининградцев и каким образом это проявляется?

Александр Оршулевич: По воле одного усатого диктатора, осмеянного ещё Мандельштамом, в 1945–47 годах произошло очень масштабное злодеяние по высылке со своей родной земли сотен тысяч коренных пруссаков-немцев, потерявших в одночасье всё – имущество, дом, родные могилы отцов и матерей, свою Родину.

На их место были заселены лояльные советскому правительству молодые колхозники, коммунисты, рабочие, целью которых стало заполонить и обустроить но-новому чуждый им край, «логово фашистского зверя». Внушаемая каждый день ненависть ко всему немецкому натыкалась здесь на очевидное культурное и экономическое превосходство бывших хозяев над убогим бытом советских сельчан, не имевших даже паспортов и закрепощённых советской властью к конкретной местности без права переезда.

Очень многие молодые семьи рвались на заселение Кёнигсбергской области, не желая оставаться колхозными рабами. И каково было их счастье вдруг получить в пользование обустроенные немецкие дома или заселиться в советскую блочную новостройку вместо ветхих сараев своих просвещённых коммунизмом деревень.

Понятно, что об этом не каждый скажет на публику, и в прессе гораздо большим спросом пользуются лубочные картинки «восстановления Калининграда» комсомольцами и ветеранами войны.

Но это обстоятельство наложило существенный отпечаток на ментальность жителей нашей области. Они прониклись глубоким уважением к наследию Восточной Пруссии и Кёнигсберга, хотя далеко не всегда были способны его по-настоящему оценить и сохранить до наших дней.

Живя на границе двух цивилизаций, современные калининградцы отличаются от жителей большой России гибкостью ума, свободой суждений и широтой интересов, что объясняет и высокий оппозиционный потенциал региона. Но, тем не менее, это русские люди, такие же, как и остальные граждане унифицированной во всём России.

Олег Климов: Кроме БАРСа, какие ещё молодежные объединения и/или субкультуры существуют в Калининградской области, и взаимодействуете ли вы с ними?

Александр Оршулевич: На самом деле, мы не причисляем себя к молодёжной субкультуре. Мне совершенно неизвестно, какие ещё молодёжные группы или движения существуют в области. БАРС –  это организация, возникшая как политический орден кёнигсбергского прихода Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), и нас, скорее, интересуют религиозные общины края, нежели какая-либо молодёжная субкультура.

Более того, мы как раз боремся с таким явлением, как субкультура в русском национальном движении, очищая собственно политическое движение националистов от примеси национал-социалистических заимствований, конспирологии, расовых предрассудков и «автономного» мышления.

Да, в наших рядах преимущественно молодые люди. Но это «политические солдаты», для которых борьба за национальную Россию – не хобби, не развлечение, не образ жизни даже, а священная миссия. Они мыслят себя наследниками Белого движения и русской эмиграции.

Даже в повседневном общении обращаются друг к другу по полному имени и являют пример достоинства и чести. Это новый тип русской молодёжи, который, я надеюсь, в будущем составит славу новой, свободной России.

PREGEL.INFO

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

RUB - Russian Ruble
EUR
69,6510
PLN
16,5757
USD
59,3178