Специальный корреспондент Прегель.инфо Марат Ялышев знакомится с новым Ташкентом, который стал совсем другим

Шаг третий: Ташкент, непохожий на Ташкент

Взаимоотношения с Ташкентом, где вырос и учился, можно бы назвать родственными, если не частые паузы во встречах. Оттого, наверное, нас вернее назвать друзьями или хорошими товарищами.

Фото М. Ялышева

Это даже к лучшему. С другом можно быть накоротке и не стесняться, даже покритиковать.

Впрочем, заниматься этим я в последнее время опасаюсь. В Калининграде сразу находятся желающие отправить меня обратно в Ташкент, «пасти верблюдов» (чем бедные животные провинились?) Ташкентцы же могут заявить: « езжай своя Россия» И будут, наверное, правы?

Хотя об одном недостатке я, пожалуй, все-таки скажу.

Это взаимоотношения пешеход-автомобилист. Автомобилисты тут заметно доминируют. Впрочем, «безлошадные» тоже не отстают в своем правовом нигилизме – так и норовят бесстрашно ринуться через дорогу на красный свет. Скрипят тормоза, сверкают пятки, визжат нервные барышни… Но все, в итоге, как-то образуется!

Фото М. Ялышева

Я тут тоже научился уворачиваться от машин и стремительно пересекать нерегулируемые переходы бодрым аллюром. Хочется еще пожить на белом свете.

В этом смысле Калининград выигрывает – тут пешеход священная корова: его чтут и лелеют.

Фото М. Ялышева

Хочется, конечно, порассуждать о современной застройке Ташкента, она, на мой взгляд, отличается излишним глобализмом и некоторым отсутствием собственного лица. Хотя радуют глаз широкие магистрали, дающие хорошую перспективу развития города. Они заложены еще советскими градостроителями, после землетрясения 66 г.

Фото М. Ялышева

Но отложу, пожалуй, архитектурные размышления до встречи со знакомыми архитекторами. Не лишне будет узнать их компетентное мнение. Например, мне уже, известно, выловленное в Интернете высказывание Александра Куранова – местного архитектора, известного своим авторитетом и опытом. Если человеку завязать глаза и поставить перед новым архитектурным комплексом, то он не определит, что находится в Ташкенте. Очень удачный, на мой взгляд, образ. То же самое можно сказать и о некоторых объектах в Калининграде, да и в Москве, пожалуй…

С Сашей должны встретиться в ближайшее время – поговорим и об этом.

А в остальном «все хорошо, прекрасная маркиза». Все хорошо…

Хороша погода, почти всегда ясная, а главное – мирное небо над головой, недорогая еда и обслуживание в кафе.

Фото М. Ялышева

В Ташкенте несколько отличная от калининградской стратегия сервиса.

Тут предпочитают обслужить 5-10 человек и получить свою выгоду, не ожидая одинокого «буратино», чтобы одним махом слупить с него «4 сольдо», и взирать потом на полупустое кафе, лениво перетирая бокалы.

Нет тут: «крутятся».

«Утром мы работаем на своих, после обеда на чужих, а вечером работают на нас» – произнес загадочную фразу подвозивший меня водитель-пенсионер.

Перед этим он жаловался на маленькую пенсию и необходимость «крутиться».

  • Все «крутятся»…

Я не сразу понял смысл окончания речевки про «работают на нас…

Понял позже. Вечерами все кафе и помещения чайхан, забиты народом.

Можно недорого поужинать в компании друзей. Поговорить, сыграть в шахматы, просто поболтать…

Не худо бы распространить эту традицию на Калининград, где не каждый может позволить себе регулярный ужин в ресторане. Дорого.

Я только прицеливаюсь к темам очерков. Пока больше гуляю, ем и пью, встречаюсь с друзьями и родственниками.

Наслаждаюсь погодой, дешевым пивом и местным вином (30руб и 150руб соответственно).

Для энтузиастов недорогого алкоголя, тут просто рай: отличный местный портвейн (похож на крымский) стоит 50 рублей. Но это не мое… Предпочитаю легкое – сухое или полусладкое винишко. Его тут изготавливают из своего винограда, поэтому никакой химии.

Люди тоже особенные. На “блошиных” развалах местного бульвара в центре города торгуют российскими и советского еще издания книгами, а также всякой всячиной разной степени ценности. Если постараться, можно обнаружить и недорого приобрести весьма интересные вещи. Я купил раритетный комсомольский значок и тут же прицепил его к отвороту пальто. На орден пока не решился.

Фото М. Ялышева

Не удержался и купил замечательное ожерелье из натуральных камешков (агат, сердолик, родонит), отделанных металлом, похожим на серебро, но скорее -мельхиор. За 800 рублей в России можно теперь купить только китайскую подделку. А тут – приличная вещь. Подарю дочери, да и бабушка- продавец была несказанно рада. Купит продуктов на неделю, а то и две. Средняя пенсия тут 50$.

Фото М. Ялышева

Рядом тусуются местные алкаши весьма интеллигентного вида. Разговоры все больше высокого свойства с редкими аппликациями из мата. Хорошая русская речь, как будто все они когда-то служили в театре (монологи из Горького «На дне»). Да и фактура, хотя и потрепанная, но со следами некоторых «университетов» в прошлом.

Я пока только прислушиваюсь, хотя не исключено, что отважусь как-нибудь и на беседу. Главное при этом не напиться, чрезмерно растрогавшись. Уходящая ведь натура, как ни крути.

В последний раз я наблюдал подобные типажи в Москве-перестроечной.

Но там они давно вымерли, а тут еще остались.

Торговцы тоже своеобразные. Покупая кроссовки на рынке, понял, что денег не хватит (хотя и так сторговал вполцены к российской).

  • Потом принесешь, – сказал продавец, как будто знает меня 100 лет.

Представляю подобную ситуацию в Калининграде. Как минимум – неудовольствие.

Фото М. Ялышева

А скорее скажут: ходют тут всякие, а потом резинки пропадают.

На Чор-су я выбрался только через 5 дней. Но, ничего – никто меня не упрекнул за задержку расчета.

До этого удалось пообедать в кредит на Алайском рынке – забыл дома бумажник.

Чор-су, как и Алайский рынок, изрядно облагородили, и сразу исчез колорит и своеобразие Востока, который, несмотря на некоторую неряшливость и внешнюю бестолковость, именно в стихийности и энергии простого торгующего люда таит свою ценность. Торговать – их страсть. Если не мешать – будут делать это сидя на корточках и извлекая минимальную выгоду, получать и дарить удовольствие от процесса. Стоит же надеть одинаковые фартуки и выстроить торговцев “правильной” шеренгой, как волшебство тут же исчезнет.

Тогда, господа, Welcom в местный аналог “Ашана” — “Корзинку, куда ходят в основном состоятельные господа.

Я, благодаря заранее припасенным долларам, нахожусь пока в числе состоятельных. И мне, конечно, нравится респектабельная, неплохо организованная “Корзинка” (учитывая еще то, что цены в сравнении с российскими весьма умеренны), но хочется разнообразия, и я скучаю по старому Алайскому, и прежнему Чор-су с их кривыми закоулками-лабиринтами и непредсказуемыми кулинарными и торговыми открытиями.

А главное ВПЕЧАТЛЕНИЕ – от настоящих ароматов подлинного Востока.

Проходя мимо гостиницы «Узбекистан», входившую когда-то в могучую структуру советской организации « Интурист», вспомнил, как провели тут с приятелем и коллегой Александром Шумским почти год, занимаясь визуальным дизайном. Веселое было время: пили импортное пиво в барах «Интуриста» (расплачивались работой «под фирму»), купались и загорали в бассейне «только для иностранцев» и так далее.

Фото М. Ялышева

Швейцарцы Карл и Бруно, с которыми познакомились и приятельствовали какое-то время, очень удивились, узнав, что мы дипломированные архитекторы.

Для них, простых механиков, приехавших монтировать швейцарские кондиционеры на советские самолеты, архитекторы были небожителями. А для нас обитателями Олимпа были они: шикарно одевались в «фирму» и могли позволить себе пригласить на уикенд подружек из Москвы.

Поклонение западному образу жизни было тогда весьма распространенным явлением в СССР. Со временем все стало на свои места.

Нужно работать. Крутиться надо – как верно заметил обычный ташкентский таксист.

Театр Навои вызвал новую волну воспоминаний, а напротив здание альма-матер – Ташкентский архитектурный, рядом ЦУМ…

А скорее скажут

Заглянул в театр и оставил визитку. Рассказал, что когда-то работал тут художником. Рисовали декорации к спектаклю “Анна Каренина”, перенесенному сюда из Большого театра.

Теперь в театре идет “Шехерезада”, поставленная недавно балетмейстером Андрисом Лиепа. Связи с Россией здесь не теряют. И правильно делают, на мой взгляд.

Может быть, удастся взять интервью и написать репортаж на эту тему.

Вообще, припомнилось, что работал или был как-то связан с большинством местных театров. Возможно, напишу и об этом, используя нехитрый прием ретроспективы. Взгляд сегодняшний, через призму времени. Приемчик не новый, но часто используемый.

В общем, нужно работать, господа. Крутиться надо…

Артисты балета, кстати, наглядный пример – попробуй, выживи на сцене, если не умеешь, как следует крутиться?!

Исполнять всякие: па-де-труа, пасе, плиссе и прочие пресс позишн… Желательно галопом!

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar