Специальный корреспондент Прегель.инфо Марат Ялышев вспоминает детство в Ташкенте театральном

Шаг третий: Ташкент на театральных подмостках

Театральное дело начиналось в Ташкенте в далеком 1929 году. Поначалу местный музыкальный театр размещался в здании бывшего цирка «Колизей», построенного предпринимателем Цинцадзе и подаренном любимому городу.

Здание цирка мало отвечало потребностям театра, и потому в 1939 году было начато строительство нового здания по проекту академика Щусева, автора мавзолея Ленина в Москве, других выдающихся сооружений.

Театр был сдан в эксплуатацию в 1948 году. Завершали строительство пленные японцы из Квантунской армии.

История с японцами поросла быльем. Никто про нее ничего не знал. Видимо, еще и потому, что немало их заболело и умерло в процессе строительства. Рассказывать про это советской власти было неудобно.

Театр в Ташкенте

Неподалеку от школы, где я учился, а это окраина города, начали возводить новую автостанцию, в сторону Самарканда, и экскаваторы случайно натолкнулись на захоронение этих пленных. Советские школьники были любопытны, как все дети… И вот когда в школе появились черепа и кости, нам почему-то решили рассказать про японцев и откуда они тут взялись. На дворе стояли 60-е годы. Оттепель.

Поэтому когда мне после школы какое-то время пришлось поработать в театре им. Навои, я уже знал, благодаря кому в центре города построено такое великолепное архитектурное сооружение. Конечно, в первую очередь, это заслуга Щусева, но и кропотливый труд японцев, выкладывающих каменные кружева, тоже немало способствовал.

Когда в 2015 году состоялось открытие вновь реконструированного здания, на церемонии присутствовал премьер министр Японии Синдзо Абе.

Согласно плану архитектора Щусева, каждое боковое фойе (всего их 6): Ташкентский зал, Бухарский зал, Хорезмский зал, Самаркандский зал, Ферганский зал и Термезский зал имеет свой стиль, который отражает особенности архитектуры областей Узбекистана. Бухарский зал примечателен тем, что использовалась резьба по ганчу, наложенная на зеркальную основу. В панно Самаркандского зала была применена двухслойная резьба — «ислими». Хорезмский зал украшен резными панно из ганча, которые повторяют резьбу по дереву, характерную для Хорезма. Для Термезского зала использован стиль оформления, присущий дворцу правителя Термеза. Залы и фойе театра украшает настенная живопись, созданная такими мастерами Узбекистана, как Ч.Ахмаров, А.Татевосян. и другие.

Перед порталом здания театра после окончания строительства и по предложению автора, Алексея Щусева, был поставлен фонтан. В 2010 г. фонтан был реконструирован: добавлены подсветка и музыкальное сопровождение. Цветомузыкальный «танцующий» фонтан привлекает внимание жителей и гостей Ташкента.

В 1973 году, когда устроился в театр, я еще мало понимал в архитектуре, хотя грандиозность объекта все-таки ощущал. Опыт нашего «знакомства», впрочем, был весьма эмпирическим. Поскольку в мои обязанности входило дожидаться начала спектакля, чтобы подмазать, при необходимости, заплатки на ветхих декорациях, было время побродить по «окрестностям». Окрестности, это значительные пространства подвальных закоулков, а также множество помещений на уровне колосников над сценой. Многие из них были заброшены, и я чувствовал себя «первооткрывателем». Это все существовало, разумеется, помимо рабочих, служебных, прочих, помещений и репетиционных залов, которыми был заполнен театр.

Однажды я заблудился в лабиринтах подвала и с трудом выбрался, услышав голоса и свет – впереди по движению узкой лестницы. Протиснувшись в какую-то щель, и приподняв люк, оказался прямо на сцене. Хорошо спектакль еще не начался, и я сумел благополучно улизнуть незамеченным.

В период моей работы началась постановка на сцене Большого театра им Навои балета Родиона Щедрина «Анна Каренина». В Москве он уже был поставлен и прошел с фурором. Партию Анны исполняла великая Майя Плисецкая.

В Ташкенте же эту роль доверили не менее легендарной Бернаре Кариевой.

Это было интересное время. Привезли великолепные эскизы художника Левенталя. А также макеты и эскизы костюмов – совершенно филигранная работа.

Мы растянули в зале огромные холсты и рисовали по клеточкам Исаакиевский собор и перспективу Невского… Поглазеть на работу приходили балетные. Частенько заглядывала сама Бернара. На удивление была приветлива и проста в общении – даром, что Прима.

Мы – художники – угощали ее чаем с бубликами, которые знаменитая балерина охотно грызла острыми зубками и заливалась при этом своим заразительным, немного хрипловатым смехом.

В 5 часов вечера народ разбредался, а я оставался в ожидании начала спектакля. До 20.00 было мое время: рисовал в зале или читал сидя в каморке с видом на залитый огнями центр Ташкента. Часто засиживался до закрытия театра.

В этот приезд я решился заглянуть в театр. Никто меня тут уже не помнит. Художник Вячеслав Фесько уехал в Россию, начальник художественного цеха Тамара, скорее всего, умерла. Нет в живых и легендарного Юнгвальд-Хилькевича, который ставил балет «Танавар» (его отец был в числе основателей театра).

Я, молодой художник, наблюдал, как мэтр щедро поливает алой краской кусок декорации. Со стороны казалось, просто чудит дядька, но по-завершении «случилось»: великолепное, кряжистое дерево – тутовник, стоящее на краю азиатского поселка, возникло на фоне полыхающего зарей неба. Впоследствии художник, непонятным для меня образом, трансформировался в режиссера и снял известный культовый фильм «Три мушкетера».

Слава богу, жива еще легендарная Бернара Кариева – рулит каким-то фондом. Мне дали контакты, и я планирую взять у нее интервью. Надеюсь, что не откажет по старой памяти.

Намедни, специально пришел к зданию театра вечером, чтобы посмотреть снизу на светящееся вверху маленькое окошко каморки при художественной мастерской (то-то и теперь коротает в ней свое время). Сколько вечеров я провел там, читая книжки и беседуя с милой барышней, дочкой виолончелиста, которая была ко мне неравнодушна. Я был молод, а она слишком юна. Поэтому до поцелуев дело так и не дошло. Ровно год я проработал в театре. К осени, поступив в архитектурный институт, уволился и забрал свои документы из храма искусств. Впрочем, связь с театром продолжалась: его боковой фасад был виден почти из всех аудиторий института, а столярная мастерская, обслуживающая сложное театральное хозяйство, примыкала ко двору архитектурного. Какое-то время даже удавалось подрабатывать рекламистом, рисуя афиши к спектаклям. Эти навыки очень пригодились, когда я решил «заделаться» свободным художником.

Странно, что только теперь, по-прошествии многих лет, мне захотелось посмотреть на это окошко снаружи, стоя перед темной махиной здания и чувствуя себя маленькой величиной в масштабе так стремительно протекающего времени. И словно ничего не поменялось! Ради этой мимолетной иллюзии – будто заново родился или вернулся из другого измерения в прежнюю жизнь, – стоило, наверное, преодолеть расстояние в 7 тысяч километров?

Театр Навои и сегодня живет насыщенной творческой жизнью.

Театр осуществляет множество проектов, среди которых Международный фестиваль оперного и балетного искусства «Ташкент Бахори», Фестиваль, посвященный 150-летию Дж. Пуччини. В данных проектах приняли участие артисты из других стран — Анна Карновали, Хибла Герзмава, Михаил Векуа, Жамиля Баспакова, Лаура Хормигон, Оскар Торрадо и другие. Также в театре выступали: певица Елена Образцова, тенор Зураб Соткилава, музыканты Гидон Кремер, Владимир Спиваков, Юрий Башмет и другие. Гостями театра были также большие творческие коллективы Киевский симфонический оркестр и хор, Иркутский музыкальный театр им. Н. Загурского, артисты Музыкального театра К. Станиславского и В. Немировича-Данченко, артисты Мариинского театра и «Геликон опера» и отдельные исполнители — Дж. Бортолато, А. Шагимуратова и другие. Балетная труппа театра сотрудничает со школой балета «Toyota City Balet Сompanу». Результатом сотрудничества являются такие международные проекты, как премьера в г. Тойота (Япония) нового балета Ф. Янов-Яновского по либретто И. Юсупова «Урашима Таро»[3]. Театр успешно сотрудничает с посольствами иностранных государств в Республике Узбекистан. Результатом сотрудничества являются такие международные проекты, как постановки оперных спектаклей «Лючия ди Ламмермур», «Богема», «Любовный напиток», «Евгений Онегин», «Царская невеста». Совсем недавно в театре Навои прошла премьера балетов в постановке известного танцовщика и балетмейстера Адриса Лиепы «Конек Горбунок» и «Шахеризада». Оба спектакля были тепло приняты публикой.

Жизнь продолжается…

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar