Специальный корреспондент Прегель.инфо Марат Ялышев беседует в Ташкенте об архитектуре Калининграда

Шаг пятый: Гений Места

С архитектором Александром Курановым, мы знакомы очень давно. Как выяснилось при встрече, и в процессе воспоминаний, он даже побывал на моей свадьбе. Я этого не помню, что и немудрено – народу в свадебный зал ресторана «Зеравшан», набилось тогда гораздо больше запланированного норматива из 100человек. Веселая была свадьба.

Было еще что вспомнить и о чем поразмышлять и кроме свадьбы.

Ташкент хоть и большой город (более 2-х миллионов населения), но на определенных площадках люди пересекаются, а потом помнят и следят за траекторией знакомых судеб. В этом есть интрига и большой интерес. Ведь прошло много времени. Причем ситуация-то была непростая? Перестройка разметала людей по городам и весям. Как говорят китайцы: не дай вам Бог родиться и жить во времена перемен. Мы с Сашей, слава Богу, выжили, но иных уж нет, а те далече…

Кроме ностальгических материй, Александр Куранов интересен еще и тем, что он крупный практикующий архитектор – руководитель студии САД (Студия Архитектуры и Дизайна), автор множества проектов, как в Узбекистане и России, так и за рубежом, человек преподававший архитектуру в институте Ташкента, а также возглавлявший обучающий семинар: Франция – Узбекистан, где узбекские и французские студенты получали опыт совместного обучения и практики.

В общем, Человек – Пароход. При этом, как часто бывает в таких случаях, весьма прост в общении. Это какая-нибудь провинциальная «лягушонка в коробченке» может так надуться ощущением собственной значимости, что ни на какой козе уже не подъедешь… Александр Куранов не таков. Поговорили очень содержательно и откровенно.

Конечно, я не мог не задать вопросов, касающихся архитектуры – как ташкентской, так и калининградской.

Дело в том, что Саша знаком с калининградской ситуацией не понаслышке. Еще в начале 90-х открывал тут студию и работал в области архитектуры и дизайна, была неплохая перспектива, но Ташкент – не отпустил.

На мой вопрос, как он видит развитие Калининграда, ответил: люди всегда мечтают жить возле моря. И в будущем основная часть населения, кто имеет такую возможность, переместится к побережью.

В КО эта тенденция тоже наблюдается – заметил я.

Я рассказал, что в Калининграде проходили архитектурные воркшопы, и калининградцам понравилась идея застройки в ганзейском стиле берегов реки Преголь, в черте города.

Хорошая идея – сказал Александр. Я не удержался и высказал свое соображение по поводу «освоения» центра Калининграда.

Мое «особое мнение», и я его не раз высказывал, – центр города, имеющий значительные пространственные лакуны, в результате как естественных (война), так и весьма сомнительных причин политического свойства, имеет хорошую перспективу на застройку опережающего технологически-эстетического содержания. Это должна быть комплексная застройка объектами, которые сегодня существуют только в смелых мечтах передовых архитекторов и инженеров-конструкторов.

Возможно, технопарх новых сверхсовременных технологий, и в этом смысле такой проект может привлечь инвесторов и стать центром притяжения туризма.

Где еще в Европе есть такая площадка для эксперимента? (А вот замков и исторической застройки – хоть отбавляй).

Куранов согласился с этим. Мы вместе сошлись на том, что все это вполне возможно – будь на то политическая и экономическая воля.

Вспомнили французские конкурсы: застройка комплекса «Дефанс», «Центр Современного Искусства» и Эйфелеву башню в Париже – объекты, которые поначалу были не приняты публикой, а теперь являются гордостью и символами города, объектами туристического паломничества.

Участие в конкурсе «Большая арка Дефанс» всколыхнуло даже советскую архитектурную общественность. Все ташкентские архитектурные мастерские участвовали в этом хайпе, выражаясь современным сленгом. А сколько по всему миру?

От калининградских и ташкентских проблем перешли к вопросам глобального свойства.

Глобальными вопросами застройки территорий и комплексов рулят нынче крупные инвесторы. За ними охотятся, их заманивают… И когда они приходят, то, как правило, предпочитают приводить за собой своих проектантов и застройщиков – считает Куранов.

В этом заключается, как преимущество – опыт, наработанные приемы и схемы – так и недостатки – слабое знание местного колорита, ментальности и особых условий.

Из процесса проектирования выпадает элемент работы «на местности»…

Глобальные схемы автоматически накладывают на существующий Генплан, не учитывая некоторых нюансов исторического и общественного контекста. В результате допускаются ошибки, которые с точки зрения Больших Чисел, вроде не имеют значения. Но болезненно воспринимаются людьми, так как нарушают их зону комфорта. Люди перестают чувствовать себя причастными к положительным изменением, хотя в теории все, как будто, делается ради их блага.

Причем, если бы к этим вопросам внимательнее относились на стадии разработки технического задания, то и проблемы не возникало (настолько это мелкие вопросы с точки зрения возможностей предварительного проектирования).

Просто никто не ставит такой задачи! А когда Большой Проект готов и сверстан, то менять что-либо, как правило, уже поздно.

Сошлись на том, что это, видимо, общая болезнь молодых и энергичных государственных образований. Попробуй с такими подходами построй что-нибудь в консервативной Англии?

Я припомнил историю с Романом Абрамовичем, который, купив несколько домов в центре Лондона, пытался «оптимизировать» их планировку в свою пользу.

Ни за какие деньги, несмотря на нанятых адвокатов и известные архитектурные бюро, ему это не удалось. А ведь это инвестор, о котором можно только мечтать!

Не могли в этой связи не вспомнить и удачные примеры в реализации архитектурных и градостроительных решений, и как это повлияло на судьбу города или целой страны. Этому вопросу можно посвятить отдельную статью. Отмечу только выдающийся пример Барселоны, столицы испанской Каталонии. Город, в свое время задыхавшийся от тесноты и антисанитарии, буквально преобразился, и теперь представляет собой не просто мировой БРЕНД, но и пример, когда удачное и своевременное решение ГЕНПЛАНА меняет Историю.

– Ну да, случай с генпланом Барселоны это, конечно, детективная история и пример, когда решение Центра, продавленное вопреки воле населения и местной элиты, приводит к будущему расцвету города – заметил Александр Куранов.

– А еще наличие «гения места»… Я про Гауди – добавил я.

– Точно! У каждого города должен быть свой Гений Места. Для Ташкента это архитектор Алексей Бенуа, который заложил основы стиля и градостроительных решений. Не он один, конечно…

На этом наша беседа с Александром Курановым не завершилась. Мы еще о многом поговорили, и даже запланировали совместную поездку по Ферганской долине (если получится, то будет очень здорово). Формат моих заметок, к сожалению, не позволяет разворачивать обширные панорамы. Поэтому я не привожу, в подтверждение тезисов, необходимого количества фамилий, фактов и аргументов (все можно легко найти в Интернете). Думаю, что в следующих очерках будет еще возможность поговорить об истории Ташкента, например…

Как этот неказистый, в далеком прошлом, населенный пункт, постоянно страдающий от набегов соседей, стал Местом Силы. Как это вообще происходит? И что для этого нужно?

Надеюсь, что беседы с Александром Курановым и наше дальнейшее общение помогут мне в этом.

Не мог – напоследок – не спросить Сашу: в чем твое кредо? Залог твоего успеха?

– Любить свое дело, наверное… Очень много не реализованного. Мне говорят: зачем ты берешься за работу, еще не заключив договор? А я по-другому не могу. Уже после предварительной беседы с заказчиком мозг начинает работать. В голове крутятся варианты. Потому что интересно.

Даже сдав объект, продолжаю думать о нем. Как-то проектировал зону отдыха. Объект построили, но народ туда не пошел. Приехал, обследовал местность: нашел там замечательный ручей с ключевой водой, рядом дуб вековой стоит. Ну и привели все это в порядок, акцентировали место. А народ уже сам придумал легенду, что это, мол, святой источник и вода там особенная.

Все – теперь заведение процветает! Все довольны.

Я не произнес это вслух, но подумал: наверное, в этом и есть счастье архитектора, когда люди, пользующиеся плодами твоих трудов, довольны и счастливы. Только с таким отношением к своей работе и можно стать Гением Места?

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar