Дому номер 7/9 на Кирпичной улице было чем гордиться. У него славное прошлое, но тёмное настоящее. В Кёнигсберге улица тоже называлась Кирпичной – Цигельштрассе, а в доме этом с 1864 года располагалась больница Святой Елизаветы, которой покровительствовала католическая община «серых сестёр». Женщины-мирянки, давшие обет бедности, целомудрия и служения бедным, принимали здесь больных. Тех, кому было нечем платить, лечили бесплатно. Носили сёстры милосердия серые одежды, отсюда и название общины.

В 1948 году в здании на Кирпичной, 7/9 расположилась эпидемиологическая больница, затем – тубдиспансер. Сотрудники жили тут же. Здесь же и были прописаны. Работал комендант, велась домовая книга.

Галина Семёнова прожила в этом доме 25 лет: её мама трудилась медсестрой и получила комнату в общежитии. Здесь Галина Петровна вышла замуж. Вскоре в семье родился первый ребёнок. Всего в доме проживало 32 семьи.

Галина Семёнова с внучкой Дашей. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Галина Семёнова с внучкой Дашей

В 1951 году дом отдали аптечному управлению. В 1976 году исполком Калининградского городского Совета депутатов трудящихся принял постановление переселить на три года всех жильцов – из-за неудовлетворительного состояния здания. Через три года решением Горсовета за подписью мэра Калининграда Виталия Шипова было выделено в только что построенном доме 27 квартир по адресу Талалихина, 3.

Пока шёл ремонт старого здания, всех жильцов временно переселили в дом маневренного фонда на улице Фрунзе. Но это «временно», как водится, стало постоянным. В 1995 году ремонт на Кирпичной, 7/9 был закончен, жилые комнаты были ликвидированы, а здание получило статус административного и нежилого.

Галина Семёнова хочет добиться справедливости и потому хранит том документов, касающихся родного дома, среди которых одна справка противоречит другой. Вот, например, выдержка из одной такой справки:

«Бюро технической инвентаризации: Жилое здание по улице Кирпичной, 9 находится на балансе ООПО “Фармация” с 1951 года».

Ключевое слово здесь – «жилое». Позднее все чиновники будут в один голос утверждать, что жилым это здание никогда не являлось. С 1992 года в справках начинает фигурировать словосочетание «нежилое административное здание».

Квартира в маневренном фонде по улице Фрунзе. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Квартира в маневренном фонде по улице Фрунзе
Соседка Нина Новиченко тоже прописана в нежилом помещении, принадлежащем РПЦ. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Соседка Нина Новиченко тоже прописана в нежилом помещении, принадлежащем РПЦ

В 2011 году дом был передан Русской православной церкви. При этом жильцы, отселенные когда-то в маневренный фонд, остались прописанными на Кирпичной, 7/9. Комендант был уволен, домовая книга сразу же исчезла. Теперь люди не могут получить ни одной справки – нет человека, уполномоченного выдавать какие-либо документы. Тем не менее, вновь рождающихся детей продолжают прописывать в нежилое здание, принадлежащее епархии.

Внучка Галины Петровны родилась в 2014 году и – против всяких законов Российской Федерации – зарегистрирована в церкви. Есть ли юридические права у этой девочки? Кажется, никаких.

Люди, слыша эту историю, начинают смеяться. Глава калининградской мэрии Александр Ярошук, просмеявшись, сказал, что жильцы должны гордиться таким обстоятельством. Гордиться тем, чего по закону быть не может – в административном здании прописка людей не предусмотрена. К слову, прокуратура тоже не видит никаких нарушений.

– Владимир Никитин (уполномоченный по правам человека в Калининградской области – авт.), слушая мою историю, так искренне возмущался! Признавал, что да, не должно быть такого, чтобы дети и их родители (и бабушки с дедушками) прописывались в церкви. А потом прислал мне официальный ответ. Смысл его был тот же, что и в ответе всех чиновников: да, люди прописаны в нежилом здании, но нарушений нет!

Корреспонденцию "церковные жители" ходят получать по месту регистрации. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Корреспонденцию "церковные жители" ходят получать по месту регистрации

Из всех представителей власти, к которым обращалась Галина Семёнова, самой отзывчивой оказалась Светлана Мухомор, первый заместитель главы городского округа «Город Калининград». Третьего октября 2011 года Светлана Мухомор письменно обратилась к губернатору Николаю Цуканову. Вот выдержки из её обращения:

«…Здание никогда не являлось жилым, вселение граждан происходило без выдачи ордеров, велась только домовая книга. Статуса общежития здание никогда не имело. <…> В связи с тем, что нарушение жилищных прав граждан связано с деятельностью организации, учредителем которой была администрация Калининградской области (правопреемник – Правительство Калининградской области), просим восстановить нарушенные жилищные права и предоставить гражданам жильё».

Правда, вместе с другими чиновниками Светлана Мухомор утверждает, будто здание никогда не было жилым, хотя по документам – было. Однако замглавы Калининграда всё же признаёт, что жилищные права людей нарушены. Никакого ответа Цуканов тогда не дал.

– Все, кто знакомится с нашей ситуацией, главную интригу видят в том, что мы прописаны в церкви, – говорит Галина Петровна. – На самом же деле интрига в другом. Во-первых, мы дольше всех живём в маневренном фонде – 35 лет. Все эти годы живём без договора. И при этом стоим в очереди на жильё. У нас на руках есть документ, в котором сказано, что нам выделены квартиры, но сейчас нам предлагают комнату в коммуналке.

Сейчас в помещении, где прописана семья Галины Семёновой, расположены офисы. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Сейчас в помещении, где прописана семья Галины Семёновой, расположены офисы
Соседка Нина Новиченко у дверей своей бывшей квартиры по улице Кирпичной, 9. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Соседка Нина Новиченко у дверей своей бывшей квартиры по улице Кирпичной, 9

Трое детей Галины Семёновой создали свои семьи, и теперь они – четыре разные семьи. Всего в доме на Кирпичной, 7/9 остались официально «проживать» девять семей. Галина Петровна обошла всех чиновников, разослала письма во все инстанции.

– Путину пишу регулярно, раза два в год. К Алиханову лично никак не могу попасть. Вы это обязательно напишите – меня к Алиханову не пускают! Поэтому он просто не в курсе нашей ситуации! Вместо него мне предлагают встречаться с министрами. Я не отказываюсь, только встречи эти ничего не дают, все отвечают одинаково – не находят никаких нарушений. Хотя они очевидны. Все мои заявления принимают со скандалом, говорят: «Эти ваши бумажки – филькина грамота».

Вероятно, решение о выделении квартир, подписанное экс-мэром Виталием Шиповым, по мнению чиновников, тоже «филькина грамота». Вице-премьер областного правительства Максим Федосеев во время личного приёма открыто сказал Галине Петровне: «Никто в нашем регионе эту проблему не решит. Только на федеральном уровне». Галина Семёнова предлагает властям свой вариант решения жилищного вопроса:

– Выведите эти квартиры, в которых мы живём, из маневренного фонда и передайте нам. Мы согласны тут остаться и прописаться, наконец, по-человечески. Но на это я получаю ответ: «В таком случае эти квартиры достанутся первоочередникам». С 1989 года я как многодетная мать была 144-я в льготной очереди, в апреле 2017 меня поставили в общую очередь, теперь мой номер – 1272. Мы просили хотя бы прописать нас на Фрунзе, 58а – где мы временно проживаем. Знаете, что мне ответили? Прописка в маневренном фонде – это ухудшение жилищных условий! Значит, нам (и внукам) лучше быть прописанными в нежилом здании? Тридцать лет назад патриарх Кирилл (тогда он был ещё батюшкой) мою младшую дочь Любу крестил. Я и ему письмо написала, обратилась к нему, как положено. Но молчит патриарх.

Во дворе дома по улице Кирпичная, 7. Алексей Балашов для PREGEL.INFO
Во дворе дома по улице Кирпичной, 7
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

avatar