Бунтующий художник Кете Кольвиц

Кете Кольвиц. «Выступление ткачей». Из серии «Восстание ткачей», 1897, офорт
Кете Кольвиц. «Выступление ткачей». Из серии «Восстание ткачей», 1897, офорт

В Калининградской художественной галерее проходит выставка, посвящённая 150-летию со дня рождения кёнигсбергского художника Кете Кольвиц.

«Мы живём в городе, где Кете Кольвиц родилась и провела 24 года своей жизни. Это место определило выбор основных тем в её творчестве. При создании выставки мы решили не придерживаться традиционного хронологического принципа, а попытались продемонстрировать связь Кете Кольвиц с Кёнигсбергом, также рефлексию на её творчество других художников», – рассказала заведующая научно-экспозиционным отделом и куратор выставки Екатерина Илюшкина.

Кете Кольвиц. Автопортрет
Кете Кольвиц. Автопортрет

Экспозиция начинается с автопортретов, которых Кете Кольвиц за свою жизнь написала множество. Юное лицо со спокойным уверенным взглядом с годами становилось тяжелее и суровее настолько, что стало жизненно необходимым на что-то опереться – на собственную руку, руку художника, ставшую проводником. Народную боль она словно сама перевыстрадала – от первой слезинки до последней капли крови – и воплотила в своих гравюрах и рисунках.

Особое место в экспозиции занимают работы молодого калининградского скульптора Виктора Морина, который очень реалистично передал образ Кете Кольвиц. Крупные жилистые руки сжимают полы грубой юбки, складки которой как будто становятся продолжением натруженных, истерзанных пальцев. Руки такие огромные, что, кажется, не кисть художника они держали всю жизнь, а вкалывали в поле, вырывали детей у смерти, хватали за грудки саму жизнь и трясли-трясли, чтобы вернуть ей смысл и силы идти вперёд.

В глубь выставочного пространства уходят изображения кёнигсбергского порта. В детские годы Кете Кольвиц любила гулять по его территории и смотреть, как разгружают баржи или как танцуют матросы с портянками, намотанными на ноги. Именно тогда девочка с задатками великого художника почувствовала интерес к жизни простых рабочих и их тяжёлому труду. Образ порта на выставке в большей степени представлен картинами немецких и советских графиков и живописцев – Адольфа Шевченко, Нины Крымовой, Эдуарда Андерсона и других. Во время Второй мировой войны порт практически не пострадал и в 50-е годы стал основной темой для приезжих мастеров, которые по заданию партии прославляли развитие присоединённой территории Восточной Пруссии. В 80–90 годы это индустриальное место продолжало вдохновлять художников.

На старых фотографиях Кёнигсберга начала XX века изображены улочки, исхоженные в юности Кете Кольвиц вдоль и поперёк, Королевский замок, в северном крыле которого она однажды ужинала в ресторанчике «Блютгерихт», и памятник Иммануилу Канту, её названному дедушке. Родной дед Юлиус Рупп, богослов и преподаватель Альбертины, горячо поддерживал идеи философа. Поэтому заметное место на выставке занимает огромное – во всю стену – изображение Канта, выполненное калининградским стрит-художником Глебом Михайловым. Он же стал автором внушительного по размерам портрета Кете Кольвиц, написанного на противоположной по диагонали стене.

Ровно сто лет назад в здании Кёнигсбергской биржи прошла выставка Кете Кольвиц в честь её 50-летия. Ранние работы художника, созданные с 1890 по 1912 годы, были специально ей отобраны для того события и вошли в так называемую папку Рихтера. Сегодня эти листы представлены в одном из экспозиционных блоков: знаменитые серии «Восстание ткачей» (1897–1898), «Крестьянская война» (1903–1908) и подготовительные рисунки к ним, а также графика, посвящённая теме женщины, матери и ребёнка.

Кете Кольвиц стала свидетелем трёх политических систем – Германской империи, Веймарской республики и национал-социализма. Она пережила три войны: в детстве Немецко-французскую войну 1870–1871 годов, в зрелом возрасте Первую мировую, а на склоне лет встретила Вторую мировую. Поэтому одной из основных тем, над которыми Кете Кольвиц трудилась на протяжении творческого пути, оказалась тема революций и войн.

Серия «Восстание ткачей» стала художественным откликом на запрещённую пьесу Герхарта Гауптмана «Ткачи» (1892), которая была посвящена Силезскому восстанию 1844 года, когда рабочие впервые масштабно выступили против владельцев мануфактур. Жестокость и несправедливость события побудили Кете Кольвиц подробно изучить исторические документы событий 50-летней давности. Результатом стало создание серии из шести листов, на которых художник сумела передать нужду, смерть ребёнка от голода, отчаяние, надежду на улучшение и постигшее разочарование.

За серию «Восстание ткачей» Кете Кольвиц получила Малую золотую медаль. Несмотря на запрет правительства Германии награждать ныне живущих художников, Дрезденская галерея номинировала мастера и закупила весь цикл её работ. Получение награды сподвигло Кете Кольвиц на создание новой серии «Крестьянская война», посвящённой волнениям 1524–1526 годов. Эти работы повторяют трагичную историю народных бунтов, которые разгораются стихийно и так же быстро гасятся, привнося в жизнь ещё большую горечь и боль. Люди, запряжённые в плуг, изнасилованная женщина на земле, тело мёртвого ребёнка на руках у матери, истеричные лица бунтарей и неминуемый плен – короткая история о нестерпимо долгих страданиях.

Кете Кольвиц. «На штурм». Из серии «Крестьянская война», 1903, офорт
Кете Кольвиц. «На штурм». Из серии «Крестьянская война», 1903, офорт
Виктор Слыщенко. «Мать» из серии «Блокада»
Виктор Слыщенко. «Мать». Из серии «Блокада»

Работы Кете Кольвиц, посвящённые революциям и войнам, по настроению во многом перекликаются с гравюрами и живописными полотнами калининградских художников. Гордостью Художественной галереи является картина представителя «сурового» стиля Игоря Обросова. В противовес героическому реализму, прославлявшему вождей пролетариата, «суровый» стиль 60–70 годов показывал реальную сторону войны и людей, переживших трагедию. Графичность и линеарность изображения, низкий горизонт, локальность цвета, преобладание тёмных оттенков «сурового» стиля роднит его с работами Кете Кольвиц в стремлении передать напряжение и тяжесть описываемых событий.

Второй важнейшей темой в творчестве Кете Кольвиц стала тема матери и ребёнка, обусловленная личной трагедией художника. В Первую мировую войну она потеряла восемнадцатилетнего сына: поддавшись всеобщему энтузиазму и идеям жертвования во благо нации, она поддержала его желание уйти на фронт добровольцем. Трагичность ситуации заключалась и в том, что она убедила своего супруга в правильности такого решения.

В последующих своих работах в 1930–40 годы Кете Кольвиц, ставшая убеждённой пацифисткой, всё чаще и явственнее наделяла своих героинь собственной внешностью, а героев-мужчин делала похожими на своего мужа – так она переносила на лист всю боль утраты.

Тема матери и ребёнка в выставочном зале Художественной галереи представлена и работами других художников. Одной из них стала «Мать» из серии «Блокада» советского графика Виктора Слыщенко. Такое сопоставление позволяет проследить, насколько одинаково разные авторы передавали обострение материнских чувств в сложное для всех время.

Текст: Александра Манькова

Выставка «Кете Кольвиц. Диалог с Калининградом» открыта до 30 июля 2017 года. В течение всего дня каждые два часа проводятся экскурсии.
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:
реклама