Кант, Прегель Инфо/Pregel.info

Общественная дискуссия в социальных сетях о переименовании аэропорта Храброво в аэропорт имени Иммануила Канта сегодня переросла в акт вандализма и осквернения памятника философа, его могилы и мемориальной доски в Калининграде. В этой связи мы спросили историка и архивариуса Калининградской области Анатолия Бахтина: «Почему город Канта?»

Не только архитектурный облик Кёнингсберга страдал от прагматичности граждан и магистрата, страдала и его духовность. [1]

До 1920 года был практически забыт великий сын Кёнигсберга Иммануил Кант. Закрадывается даже сомнение, а любили ли горожане своего знаменитого земляка?

Все, что каким-то образом напоминало о Канте, было разрушено. Немецкий исследователь Карль пишет: «Дом, в котором родился Кант, за двести лет не менее 4-х раз был разрушен, два раза пожаром и два раза путем сноса, так что от него буквально не осталось камня на камне». [2]

пять домов, в которых он когда-то жил, были или полностью перестроены или снесены.

Не сохранился также дом, который находился в собственности самого Канта. После его смерти дом купил купец Иоганн Кристоф Рихтер и в том же году (1804) перепродал его трактирщику Иоганну Людвигу Мейеру за цену вдвое больше той суммы, которую заплатил Кант. В доме расположился трактир.

30 августа 1836 г. дом был куплен правительственным советником Карлом Фридрихом Шаллером на аукционе и в тот же день перепродан врачу Карлу Густаву Деббелину, который устроил в саду баню, а в доме — справочное бюро.

Наследник Деббелина в 1881 г. продал дом соседней фирме Бернгарда Лидтке, который снес здание в целях расширения производства. Еще раньше сад Канта, находившийся за домом, был отделен и застроен большими деловыми домами. Это кажется невероятным, но во всем городе не нашлось никого, кто бы попытался сохранить дом в нетронутом состоянии.

Дом друга Канта, Карла Адлера, на Хуфен аллее (проспект Мира), где любил останавливаться, также был снесен. На его месте была построена Хуфенская гимназия (после войны там расположился коммунально-строительный техникум).

Что касается «Домика Канта» (дом лесничего Вобзера, находившейся в районе Модиттена), где любил отдыхать и творчески работать Кант, то к 20 веку от него ничего не осталось. Этот дом также был снесен, и на его месте построено новое здание лесничего. Позже в нем был устроен ресторан.

С могилой Канта также не просто. Философ был похоронен в профессорском склепе, который служил, кроме своего прямого назначения, и торговой точкой, где продавались докторские диссертации и другие ученые сочинения. По предложению Шеффнера, склеп был превращен в «Стоа Кантиана» (т.е. кантовский портик). Постепенно «Стоа Кантиана» разрушилась и в 1880 г. построили надгробную «капеллу». Но так как она была построена некачественно, то к началу 20 века стены просели, в них появились широкие трещины.

Памятник Канту, копия которого сейчас стоит около университета, был сооружен только через 60 лет после его смерти. В чем причина?

Статуя была изготовлена Кристианом Даниэлем Раухом, который подарил свое произведение городу. Но прошли десятилетия, пока комитет по установке памятника Канту принял окончательное решение. Памятник было решено установить в запущенном в то время безлюдном углу, за садом позади дома Канта. Это место оживлялось только два раза в день, когда мимо памятника проезжала почтовая карета. Но прошли годы и годы, пока были собраны 4000 талеров на гранитный постамент.

Как выяснилось, кёнигсбергская общественность относилась к установке памятника не просто равнодушно, но даже с враждебностью. [3] Автор памятника Раух так и не дождался его воздвижения и умер в 1857 году.

Открытие памятника Канту, этому миролюбивому всемирно известному мудрецу, было приурочено к 51-й годовщине «Битвы народов» под Лейпцигом, 18 октября 1864 года. В 1880 году, когда прокладывали улицу Шлоссштрассе, памятник был разобран, и Канта заколотили в деревянный ящик. Горожане долго отводили душу в остроумии по этому поводу, но в конце концов благополучно забыли о нем.

Лет через 15 случайно был обнаружен ящик, в котором находился памятник Канта. Было решено вновь установить его, для чего опять была назначена комиссия по установке памятника. Наконец, было найдено самое скромное место на Парадеплатц, которую посещали лишь няни и влюбленные парочки. [4]

Почему же в наше сознание запали слова «Кёнигсберг — город Канта»? Дело в том, что после 1918 года, когда Восточная Пруссия, потеряв часть своих территорий, оказалась отрезанной от Германии, это крайне негативно отразилось на ее экономике. Разразился затяжной кризис. Чтобы как-то исправить ситуацию, был принят ряд решений, в том числе о развитии международного и внутригерманского туризма. Для этого и был создан, как теперь говорят, брэнд «Кёнигсберг — город Канта».

Но тут город столкнулся с проблемой — ничего связанного с Кантом в Кёнигсберге уже не сохранилось. За исключением старого здания университета, в котором располагались библиотека и архив города, и разваливающейся «Стоа Кантиана».

21 марта 1920 года в здании старого университета в одной из комнат был открыт «жалкий эрзац комнаты Канта». Срочно предприняли и другие усилия, чтобы хоть как-то реанимировать память философа, а тут и круглая дата подвернулась — двухсотлетняя годовщина со дня рождения.

Архитектору Фридриху Ларсу предложили спроектировать новую «могилу Канта». В срочном порядке был разработан проект, и хотя он никак не гармонировал с древним собором, выбирать было уже не из чего. 22 апреля 1924 г. «могила Канта» была освящена и передана общественности.

В Модиттене, в старом фахверковом домике, в котором Кант, наверняка, ни разу не был, — если вообще этот домик стоял во времена Канта, — была выделена еще одна комнатушка, куда поместили главный экспонат — сундук, который, предположительно, принадлежал Канту. Эта инициатива, вероятно, была реализована владельцем ресторана, желавшем привлечь посетителей.

И это, собственно, было все, на что раскошелился «город Канта». Но зато в рекламных проспектах, разошедшихся по Германии и всему миру (даже в нью-йоркском порту была афиша, приглашавшая посетить город Канта), изображался как город великого философа Иммануила Канта. Брэнд был создан и закрепился в умах людей. Даже после 1945 года он продолжает действовать, жив и по сей день.

ТЕКСТ: Анатолий Бахтин
ФОТО: из архива автора

[1] См. Бахтин А.П. неКрасивый Кёнигсберг. Наст. изд.
[2] Карль. и старый Кёнигсберг. — Калининград: Битекар, 1991. — С. 28.
[3] Там же.
[4] Карль. и старый Кёнигсберг. — Калининград: Битекар, 1991. — С. 23.
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ — ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТИЗА