Мы завершаем цикл историй, рассказанных калининградским художником Ольгой Дмитриевой о работах её преподавателя Анаит Абрамян.

Система немецких каскадов, через которую вода протекает из Верхнего в Нижнее озеро и далее впадает в Прегель, была построена в 1930 году. Уже долгое время здесь не слышен плеск воды: иссушенный фонтан удушливо молчит, храня память о пропавшей бронзовой девочке скульптора Германа Брахерта.

Однако в самой глубине, таинственно прикрытая пятью по-прежнему изящными арками, находится небольшая ниша, которая, точно диадема, венчает прекрасное в своей гармонии сооружение. Ниша украшена мозаикой, напоминающей вышивку бисером – настолько тонко уложены в струйку стекловидные кусочки, переходя от солнечно-жёлтого к небесно-голубому.

Сюжет Анаит Абрамян выбрала нейтральный: в полукруглом изгибе изображены образы солнца, земли и птиц. По птицам творческая манера художника узнаётся сразу – они присутствуют и в витражах Дома профсоюзов.

Анаит создавала свою работу поверх уже существующей немецкой кладки. Раньше в нише был изображён олень и держащий копьё охотник. Этот мотив связан с одной из немецких легенд. На момент получения заказа произведение наполовину было вырублено. Причину такого вандализма Ольга Дмитриева усматривает в золотом фоне. Когда отливали смальту, вниз клали очень тонкие пластинки, напоминающие фольгу, а сверху наносили стекловидную массу.

Олег Климов для PREGEL.INFO

«Вероятно, те, кто повредил мозаику, надеялись отыскать золото. Нетронутой осталась только верхняя часть, куда сложно дотянуться, и места вокруг фигур. Восстановить произведение было невозможно, так как золотую смальту в Советском Союзе не выпускали. И потом в 1980-е годы никто бы не разрешил сохранить чуждые немецкие мотивы. Но по качеству работа Анаит нисколько не уступает оленю с охотником», – рассказывает Ольга Дмитриева.

«Сложность и уникальность заключается в том, что Анаит выкладывала мозаику на месте – иначе на вогнутой поверхности её было не смонтировать. Она приходила сюда каждый день в течение двух месяцев, становилась на козлы, наносила цементный раствор и втыкала в него кусочки смальты. За работой иногда приходил наблюдать председатель горисполкома Виктор Денисов. Именно благодаря его участию состоялся проект по реконструкции и благоустройству Нижнего озера», – вспоминает Ольга Дмитриева.

Для художника всегда возникает проблема при создании эскиза – очень важно предусмотреть кривизну поверхности, чтобы потом выкладывать модуль без искажения рисунка. Например, в своде главного алтаря Софийского собора в Киеве (XI век) выложено мозаичное изображение Оранты – Богоматери, которая молится с поднятыми вверх ладонями. Свод этот по форме напоминает каскадную нишу на Нижнем озере.

Анаит рассказывала, что студентами во время практики они ездили в этот собор смотреть на мозаику. Впоследствии художник фактически повторила путь древних мастеров, которые сидели во дворе, варили смальту, тут же её рубили, а затем забирались с цементом на самый верх. Анаит с сокурсниками тогда поднялись поближе к изображению Оранты. Выяснилось, что средневековые художники схитрили и сделали выступ – именно поэтому лицо Богоматери получилось неискажённым кривой поверхностью.

«Зная эту особенность, Анаит нарисовала нейтральный рисунок. Я точно помню, что на эскизе солнце, например, было круглое, а на готовой работе оно получилось немного вытянутое», – поделилась воспоминаниями Ольга Дмитриева.

Олег Климов для PREGEL.INFO
Олег Климов для PREGEL.INFO

Нижнее озеро сегодня является единственным хранителем работ Анаит Абрамян в Калининграде. Небольшая коллекция мозаик и витражей, украшающих берег и окрестности водоёма, стала настоящей сокровищницей города, напоминающей об искусстве советского периода.

Недавно художник Ольга Дмитриева в благодарность и память о своём учителе преподнесла в дар Калининградской художественной галерее портрет Анаит Абрамян.

Текст: Александра Манькова

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама