«Мы спали прямо в русской печи»

Иван Степанов приехал в вывшую Восточную Пруссию в конце сороковых. Родился в 1926 году в Курской области.

«В 1933 году наступил страшный голод. Мы, дети, пухли с голода. Свирепствовали разные болезни, особенно дизентерия. Ослабевшие от голода организмы людей не могли сопротивляться болезням. Много людей поумирало. <…> Все крестьяне должны были выполнять план государственных поставок различных сельскохозяйственных продуктов, в частности и куриных яиц.

Моя старшая сестра набрала на сдачу ведро яиц. Об этом узнал председатель сельского совета Степанов Андрей Петрович, и он решил забрать эти яйца вместе с продавцом магазина и ещё кем-то. <…> Шёл 1937-й год. Сестра рассказала о случившемся отцу. Отец пошёл к ним, стал стыдить. <…> А они после этого договорились между собой <…> и написали в НКВД, что мой отец ругал Сталина.

Когда отца арестовывали, мать от отчаянья плакала и причитала. Потом, когда она побывала в Курске и ей в тюрьме сказали, что отца там уже нет, с ней случился обморок возле самой тюрьмы. <…> Её оттуда, от тюрьмы, увезли в психиатрическую больницу. Пробыла она там три года. Мы, пятеро детей, остались без средств к существованию. Мы бродяжничали, как нищие побирались по деревням, так как есть было нечего. Наши дворовые постройки, пока мы бродяжничали и нищенствовали, чтобы не умереть с голоду, растащили на дрова соседи. Дров на зиму запасти не успели, и поэтому топить хату было нечем. Случалось, мы спали прямо в русской печи: протопишь её чуть-чуть соломой и спишь там… <…> Так мы жили с 1937 до 1940 года.

В сороковом году маму выпустили из психиатрической больницы. <…> В ноябре 1941 года, когда уже выпал снег, к нам в деревню пришли немцы. <…> Немцы с факелами в руках стали жечь село. <…> Мать сказала нам, чтобы мы бежали по направлению к дому лесника, а сама побежала в противоположную сторону. После этого следы мамы потерялись. У лесника мы пробыли всю зиму. Мы думали, что немцы убили мать. Там, у лесника, нас было около ста семей. Есть было нечего, было очень голодно. Спали где попало: на улице, на чердаке – где могли спать, там и спали. По ночам мы пробирались на поля и отрубали мясо от трупов лошадей и коров, которых перестреляли немцы».

Из книги: Восточная Пруссия глазами советских переселенцев: Первые годы Калининградской области в воспоминаниях и документах / Руководитель авторского коллектива докт. истор. наук Ю.В. Костяшов. – СПб.: Издательство «Бельведер», 2002.
НЕ ПРОПУСТИТЕ НОВОЕ
СЛЕДИТЕ ЗА ФОТОГРАФИЯМИ
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама