Pregel.info

Современное российское законодательство обладает внушительным арсеналом статей, которые предусматривают наказание за речевые деликты, касающиеся репутации простых граждан, чиновников, военнослужащих, участников судебного процесса и даже верующих. Последних, впрочем, к обозначенной группе можно отнести не без уточнений, так как в их случае закон охраняет не честь верующих, а только чувства.

Статья об оскорблении входила в состав Уголовного кодекса (ст. 130 УК) до 2011 года, после чего перекочевала в Кодекс об административных правонарушениях (ст. 5.61 КоАП). До этого момента она соседствовала со статьями о неуважении к суду (297 УК), оскорблении представителей власти (ст. 319 УК) и военнослужащих (ст. 336 УК), а также клевете (ст. 128.1 УК) и отдельно клевете в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, дознавателя и судебного пристава (ст. 298.1 УК).

Изменение степени ответственности за речевой проступок увеличило пропасть между обычным гражданином и гражданином, состоящим на службе у государства.

Сейчас публично униженное достоинство человека государство оценивает от трёх до пяти тысяч рублей, в то время как за оскорбление чиновника присуждается от сорокатысячного штрафа до одного года исправительных работ. Такое неравномерное распределение ответственности манифестирует примат государства над человеком. В условиях карательного правосудия эта мера представляется избыточной. К слову, ранее, когда статья об оскорблении составляла корпус Уголовного кодекса, за это преступление максимальным наказанием было ограничение свободы на два года.

Весьма ироничным выглядит и то, что статьи, содержащие уголовные санкции за оскорбление, одномоментно подверглись редактированию, спустя несколько дней после начала протестных акций, связанных с фальсификацией результатов голосования на выборах в Госдуму и получивших название «болотная революция» (2011–2013).

Федеральным законом №420 от 07 декабря 2011 года закреплено не только снятие уголовной ответственности за оскорбление обычного гражданина, но и двукратное ужесточение санкций за оскорбление представителя власти и неуважение к суду.

Справедливым будет отметить, что в настоящее время депутаты Госдумы рассматривают законопроект, в котором предлагается ввести новые санкции за оскорбление гражданина чиновником. В случае одобрения инициативы госслужащий за подобное правонарушение может получить наказание от минимального штрафа 50 000 рублей до дисквалификации на срок до двух лет.

Часто неприятные слова являются спонтанной речевой реакцией на предшествующую ситуацию или диалог. В этом состоит казус субъективной стороны оскорбления, которая в комментарии к статье 5.61 КоАП характеризуется умышленной виной, состоящей в осознании и желании совершить деяние. При задержании полицейскими во время митинга или несогласии с ходом судебного разбирательства умысел оскорбить представителя власти как заранее обдуманное намерение не всегда очевиден, а нередко – надуман. Установить или опровегнуть факт оскорбления бывает достаточно сложно. Обычно для этого привлекают специалиста, который проводит лингвистическую экспертизу.

Ужесточение наказания за оскорбление можно рассматривать как средство манипуляции власти. В контексте протестных акций последних лет это является весьма актуальным. Вместе с тем, не следует забывать, что судьи, следователи и начальники министерств так же, как обычные граждане, обладают правом на защиту от посягательств на честь и достоинство. Свобода слова одного человека заканчивается там, где начинается свобода слова другого, независимо от статуса и роли. В этом ключе санкции за оскорбление можно воспринимать не как наказание, а как попытку сделать общество терпимее друг к другу.

Текст: Александра Манькова
Карикатура: Сергей Ёлкин

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:
НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТИЗА