После Второй мировой войны произошло изменение границ ряда государств. В частности, в состав РСФСР вошли новые территории: Калининградская область, Карельский перешеек, Южный Сахалин и Курильские острова. Во всех этих случаях произошла полная смена населения: на место прежних жителей прибыли переселенцы из центральных российских областей.

Часть бывшей Восточной Пруссии, ставшая Калининградской областью, в этом ряду выделяется наибольшей плотностью культурного ландшафта. Со сменой населения здесь произошла смена систем землепользования и заселения. Созданная прежними жителями система хозяйствования была отвергнута переселенцами как целое и перестала быть воспроизводимой, становясь часто субстратом для новой хозяйственной деятельности.

Первые переселенцы в Калининградскую область были из различных («глубинных») областей России. Мало кто из них имел более или менее адекватное представление о земле, на которую приехал, и о её истории. Всё здесь было чужим: организация пространства и труда, обращение с материалом, использование незнакомых материалов. Переселенцы начали выстраивать на новом месте новую хозяйственную систему. Способ хозяйствования немцев при этом не был воспринят.

Не мог быть воспринят и быт немцев. Дома и дворы подвергались переделке на новый лад. Например, в областной газете «Калининградской правде» за 1947 год сообщается, что переселенцы заказали для своих городских квартир, имевших немецкое отопление, 1200 русских печей. Созданное немцами не акцептировалось, а рассматривалось как строительный материал, субстрат для  продолжения привычного способа деятельности.

У переселенцев не было знаний об особенностях здешнего климата и территории, её истории, хозяйственной структуры, животного и растительного мира, наличия полезных ископаемых; не было необходимых для поддержания имевшейся инфраструктуры знаний о местных материалах и технологиях. Всё предстояло исследовать и осваивать. Эта деятельность растянулась на десятилетия.

В целом в Восточной Пруссии только с 1919 по 1939 годы было построено 14 536 новых хуторских хозяйств. К 1943 году сельскохозяйственные угодья в Северо-восточной Пруссии находились в собственности 56 254 владельцев, имевших от 0,5 га до 1000 и выше га земли и действовавших в условиях рынка. В частном владении в Восточной Пруссии находилось около 72% земли.

В советское время характер землепользования стал совершенно иным. С 1945 года до 1951 года на территории Калининградской области сельскохозяйственные угодья были разделены между 454 колхозами и совхозами. В 1951 было произведено укрупнение колхозов, в результате осталось 177 хозяйств такого типа. Укрупнение конца 60-х уменьшило число колхозов до 160. Колхозы обладали очень ограниченной свободой действий (в сравнении с прусскими землевладельцами) и действовали в условиях советской плановой системы. Примечательно, что, познакомившись с хуторской системой, колхозники стали проявлять «мелкособственнические настроения».

Климатические условия и строение грунта в Восточной Пруссии обусловили необходимость мелиорирования земель. Только благодаря мелиорации около 72% земли стало пригодно для сельского хозяйства. Мелиоративные работы начались в Восточной Пруссии во времена Немецкого ордена, который приглашал голландцев, имевших большой опыт такой работы, на постоянное поселение.

По данным советских мелиоративных служб середины 50-х годов, в области имелось 14 гидрологических бассейнов, в которые входило 365 осушительных систем. Имелось 145 насосных станций, которые осушали 108 польдеров (обвалованных участков) общей площадью 103 тысяч гектаров. Длина береговых и защитных дамб составляла более 625 километров. По оценкам, общая протяжённость каналов в Калининградской области, включая открытые коллекторы дренажных систем, составляла 26 317 километров. Общая протяжённость закрытой сети (дренажа) оценивалась в 420 000 километров. Это самая плотная в Европе мелиоративная сеть. Она нуждалась в постоянном и дорогом уходе, создание и развитие её также стоило очень дорого.

Конечно, дальнейшее содержание дамб и дренажных канав, а также подъёмников и насосов стоило много труда и средств, которые немецкое население постоянно оплачивало, так как эти затраты высоко окупались.

Немецкая мелиоративная система оказалась диковиной для переселенцев, никогда не видевших ничего подобного. Например, как рассказывали первые переселенцы, гончарные дренажные трубки, повсюду зарытые в землю, иногда воспринимались как незавершённая немцами сапёрная работа.

Естественно, трубки рассматривались как опасные предметы и изымались с полей и огородов. Сильно нарушила дренаж и глубокая вспашка, противопоказанная в этих условиях, но повсюду применявшаяся. Использовались неправильные агротехнические приёмы – бессистемная вспашка. При этом была ликвидирована создававшаяся столетиями система организованного поверхностного стока.

Состояние многих мелиоративных систем было неудовлетворительным. В разных случаях этому давались разные объяснения. В газетах и в официальных документах, предназначенных для выхода «наружу» говорилось, что немцы при отступлении специально уничтожали насосные станции, мосты, дамбы, что все мелиоративные системы выведены из строя в результате военных действий. В документах «внутренних» указывался целый ряд факторов, обусловивших современное состояние мелиоративной системы: военные действия, послевоенный демонтаж, разворовывание и уничтожение оборудования, отсутствие ухода.

Открытые каналы оказались заиленными, заросли древесно-кустарниковой растительностью, устья и колодцы частично разрушились. В связи с избыточным увлажнением интенсивное использование земли стало невозможным.

Состояние рассматриваемой территории, начиная с послевоенного времени, обусловлено самыми разными факторами. Это, например, политический фактор – долгая неопределённость с будущим области; это также человеческий фактор (психологический) – медленное приживание к чужому культурному пространству, специфика нового населения, прибывшего из многих областей Советского Союза и лишённого, вплоть до первого поколения местных уроженцев, корней на этой земле; это специфика советского способа хозяйствования.

Переселенцы медленно и необратимо изменяли ландшафт новой территории, её водный режим, состав почв, растительный и животный мир, привнося новые виды и изводя прежние. Изменилась дорожная сеть и система заселения территории. Постепенно исчезла и сменилась новой прежняя техническая среда.

На территории начали запечатлеваться черты устройства населяющего её сообщества, смена которого означала тотальные изменения созданного ранее.

«Машина для жилья» (Sharl Le Corbusier) – бывшая Северо-Восточная Пруссия – была принципиально изменена. Советские люди заново, на социалистический лад, перекроили здешнюю землю, механизировали колхозное и совхозное производство, применили передовую агротехнику. Мириады частных ячеек, которые могли функционировать только в условиях прежнего целого, исчезли. Разнообразие форм в ценозе было существенно редуцировано. Пространству стали свойственными сильная централизованность и связанная с ней асинхронность.

Текст:
С полным научным докладом можно ознакомиться здесь.

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТИЗА