В рамках празднования 150-летия со дня рождения немецкого скульптора Станислауса Кауэра в Калининграде проходят выставки, лекции и экскурсии, посвящённые его жизни и творчеству. В прошедшие выходные научный сотрудник Музея Мирового океана Галина Акимова провела экскурсию «Тропа Станислауса Кауэра», маршрут которой пролегает через места памяти мастера.

Станислаус Кауэр. После купания. Мрамор, 1905-1907. Калининградская художественная галерея
Станислаус Кауэр. После купания. Мрамор, 1905–1907. Калининградская художественная галерея

В Кёнигсберг Станислаус Кауэр приехал 10 марта 1907 года из Берлина в сопровождении жены и троих дочерей. С ними прибыло всё скульптурное достояние мастера – 17 марта открывалась его выставка в зале Кёнигсбергской академии художеств.

Самое большое наследие Станислауса Кауэра в России хранится в Калининградской художественной галерее – экспонаты здесь собирали на протяжении почти 30 лет. В фойе посетителей встречает мраморная скульптура «После купания» (1905–1907). Над ней мастер начал работать ещё в Риме. Позднее фигура была перевезена в Берлин, а оттуда прибыла товарным поездом в Кёнигсберг вместе с семьёй Кауэра. Некоторое время она простояла в Академии художеств, а в 1922 году её перенесли в район Штаба Балтийского флота, где она находилась под открытым небом. Затем мраморную купальщицу установили у Дома художников (проспект Победы, 3). Позднее, чтобы спасти от разрушения, скульптуру передали Художественной галерее.

Станислаус Кауэр. Гениус. Мрамор, 1903. Калининградская художественная галерея
Станислаус Кауэр. Гениус. Мрамор, 1903. Калининградская художественная галерея

В зале довоенного искусства хранится ещё одна работа-путешественница – рельеф «Гениус» (1903, мрамор). Согласно сигнатуре, он был создан в Риме. Из каталогов известно, что рельеф представлялся на выставке в 1907 году. Следующим его пристанищем стал университет Канта на нынешней Университетской улице. Однако в 1926 году, когда к зданию пристраивали флигель Либенталя (по имени проектировщика Роберта Либенталя), скульптуру вернули автору. На это указывают сведения в книге Гербердта Мюльпфордта «Кёнигсбергская скульптура и её мастера 1255–1945 годы» (Вюрцбург, 1970). Существует копия этого рельефа.

В 1920-е годы, после Первой мировой войны, Кёнигсберг оказался в изоляции, поэтому местным скульпторам приходилось много экспериментировать с материалами. Не находя возможности работать с мрамором, они использовали искусственный камень – бетон и всевозможные смеси. Известно, что Станислаус Кауэр многие свои ранние произведения тиражировал. Бетонная копия «Гениуса» находилась в саду последнего дома мастера на нынешней улице Донской в районе улицы Энгельса. Когда местные жители разбирали развалы дома, они увезли рельеф к себе, а позднее он оказался в Музее Мирового океана.

Во время реконструкции скульптуры мастера, работая с формой, установили, что каждый след резца на рельефе, который хранится в Художественной галерее, в точности повторяет фактуру рельефа из Музея Мирового океана. Так было установлено, что скульптор отливал эти фигуры по одной форме.

В Художественной галерее хранятся также тиражированные рельефы, предоставленные правнучкой семьи Станислауса Кауэра Бабеттой Бальцер. Она, владея подлинными произведениями, заказала формы и сделала отливки рельефов «Диана» (1891, гипс, тонировка), «Внуки Петер и Юстас» (1929–1930, гипс, тонировка) и других работ.

Кабинетная скульптура «Смущающаяся, или Перед скульптором» (1894–1905, бронза), которая, согласно каталогу Мюльпфордта, принадлежала дочери Кауэра Мариэтте, была приобретена галереей на аукционе. Также в галерее хранится бронзовая скульптура «Юная Венера (Ева со стрижкой под мальчика)» (1926, бронза). По каталогам она значится как питьевой фонтан. Однако пока неизвестно, в каком именно месте Кёнигсберга он был установлен.

Работы Станислауса Кауэра в зале Калининградской художественной галереи
Работы Станислауса Кауэра в зале Калининградской художественной галереи

Далее тропа Станислауса Кауэра пролегает к месту его первой служебной квартиры в Кёнигсберге – современной улице Сергея Тюленина в районе Архива Балтийского флота. В каком доме жил скульптор, точно неизвестно. Установлено лишь, что в нём он провёл полтора года. Служебные квартиры Академии художеств находились в районе нынешней улицы Клинической – там был второй адрес семьи. Всего известно пять адресов Кауэра в Кёнигсберге. С 1919 по 1934 годы он проживал в Растхофе. С уходом из академии он начал давать частные уроки и переехал на современную улицу Минина и Пожарского. После 1938 года последним местом его проживания стал дом по улице Адмиральской. До наших дней это знание не сохранилось.

Недалеко от первой квартиры Станислауса Кауэра располагалась Кёнигсбергская академия художеств (район современной улицы Фрунзе, 11). В здании, помимо академии, была ремесленная школа. Вскоре директор заведения Людвиг Детман принялся хлопотать о строительстве нового здания, в результате чего была выделена территория в Растхофе. Болотистая местность требовала проведения мелиорации и благоустройства. Строить новое здание академии Людвиг Детман пригласил молодого архитектора Фридриха Ларса, который к тому времени уже получил Малую золотую медаль за разработку шлюзов на территории Берлина. В 1905 году умер Иоганн Фридрих Ройш, возглавлявший кафедру скульптуры, поэтому Детман объявил конкурс на освободившееся место. Должность получил Станислаус Кауэр, уже имевший известность в Берлине и награждённый Малой золотой медалью.

От Академии художеств экскурсионная тропа ведёт на улицу Университетскую к одному из корпусов университета имени Канта. По дороге Галина Акимова сделала небольшую остановку с рассказом о фонтане «Путти». Сейчас он стоит во внутреннем дворике Музея Мирового океана около корпуса «Пакгауз». Однако его история началась со Штайндамма, откуда его с развитием автомобильного движения из-за нехватки стоянок перенесли в район Королевского замка (современная территория у Дома Советов).

Во время бомбёжки фонтан уцелел – известны фотографии Фрица Гаузе, который отснял Кёнигсберг после трагедии. Позднее фонтан перевезли к портовой больнице на улицу Вагнера и без всяких креплений и труб установили на одном слое битого кирпича. Никто точно не знает, кто и когда перевёз его туда. Существует неподтверждённая версия, что это сделал завхоз больницы во время разрушения замка.

Памятник Шиллеру перед Городским театром
Станислаус Кауэр. Памятник Шиллеру. Бронза, 1910. Перед Городским театром (здание не сохранилось)

У Института живых систем (корпус №3 университета имени Канта) находится известный памятник Иммануилу Канту – точная копия монумента, созданного Христианом Даниэлем Раухом. Оригинал памятника первоначально находился в районе современной гостиницы «Калининград», потом был перенесён к зданию университета, которое заложили в 1844 году в честь 300-летия Альбертины. Его установили в нескольких десятках метров от нынешнего памятника Канту. Напротив оригинальной фигуры философа в 1910 году состоялось открытие монумента Фридриху Шиллеру. Станислаус Кауэр работал над ним несколько лет. Отливку делал в Берлине. Из статьи журналиста и поэта Мартина Бормана, который дружил со старшим зятем Кауэра Ульбрехтом Бальцером, известно, что при создании памятника Шиллеру в качестве модели был приглашён рабочий порта.

Период, когда Кант и Шиллер находились рядом друг с другом, стал очень символичным для европейского содружества – Кант написал трактат «К вечному миру» (1795), ставший основой устава Евросоюза, а ода Шиллера «К радости» (1785) и написанная к ней музыка Бетховина (1823) стали гимном Евросоюза.

В здании университета находился рельеф «Гениус», который вернули Станислаусу Кауэру во время строительства флигеля Либенталя. Однако это не единственная работа, которую помнят эти стены. Во внутреннем дворике, куда не каждый день можно попасть, располагается собрание работ кёнигсбергских ваятелей, среди которых есть две скульптуры Станистауса Кауэра – «Мать с ребёнком у воды» (1938) и надгробие.

В детских воспоминаниях Галины Акимовой «матушка» – так она называла фигуру матери с ребёнком – украшала окрестности Верхнего озера.

«Я родилась в Калининграде. В 1965 году мы переехали на улицу Сергеева и с мамой часто ходили гулять на озеро. Я помню эту скульптуру. Я называла её матушкой. Однажды в начале 70-х годов мы пошли туда, а её нет. Её забрал в свою мастерскую какой-то художник. Годы спустя нынешний директор Музея Мирового океана Светлана Геннадьевна Сивкова, будучи тогда секретарём комсомольской организации университета, возглавляла операцию по перевозу этой работы из мастерской на территорию университета. Университет собирал скульптуры, которые можно было реконструировать, и формировал музей. Сейчас сохранением и восстановлением скульптур здесь не занимаются. Мы хотели забрать эту работу в Музей Мирового океана – ведь должна быть привязка к местности, важно, чтобы она располагалась у воды. Но ректор ответил, что планирует поставить её во входную зону создаваемого медицинского факультета», – вспоминает Галина Акимова.

Станислаус Кауэр. Мать с ребёнком у воды. Бетон, 1938. Внутренний дворик университета имени Канта
Станислаус Кауэр. Мать с ребёнком у воды. Бетон, 1938. Внутренний дворик университета имени Канта
Станислаус Кауэр. Надгробная плита. Внутренний дворик университета имени Канта
Станислаус Кауэр. Надгробие. Внутренний дворик университета имени Канта

В каталогах Кауэра очень много надгробий. Вообще работа скульптора и состояла, прежде всего, из создания памятных плит. Произведения его отца и деда сохранились на кладбищах Европы – в Бонне, Кёльне, Дрездене. На плите, которая сегодня стоит во внутреннем дворике университета, сигнатуры Кауэра не сохранилось. Однако на обратной стороне есть надпись с ошибкой в латинском обозначении даты.

В детстве Кауэр сильно болел и два года оставался в четвёртом классе. Мама привила ему любовь к английскому и французскому, но древние языки ему не давались – он всегда делал ошибки в латыни. У мраморной купальщицы, которая стоит в фойе Художественной галереи, повторяется эта же ошибка, поэтому краеведы считают, что авторство надгробия принадлежит Кауэру.

В небольшом собрании под открытым небом есть фрагмент монумента Станислауса Кауэра – часть головного убора, который венчал памятник Врангельскому кирасирскому полку (1924). Кроме этого, редкому зрителю представлены фрагменты балюстрады, располагавшейся за Собором Христа Спасителя – разрушенные фигуры мальчиков и вазоны руки Германа Тиле. Там стоят и другие полностью или частично сохранившиеся работы – колонны, чаша, фигура девушки.

Экскурсионная тропа во времени ведёт мимо здания бывшего полицейского управления, расположенного вблизи площади Победы. На старых фотографиях над входом изображены две скульптурные фигуры, созданные Кауэром, но не сохранившиеся до наших дней. Прямо над дверью располагалась голова воина. Мнения специалистов о её авторстве до сих пор расходятся.

С началом Первой мировой войны многие преподавали Академии художеств попали на фронт. Станислаус Кауэр из-за болезни ушей, которой он страдал всю жизнь, воевать не пошёл. Свой вклад он внёс участием в патриотической акции «Железный солдат», которая проходила по всей Германии. Скульптор вслед за многими известными коллегами создал фигуру деревянного воина, располагавшуюся в нише неподалёку от фонтана «Борющиеся зубры» Августа Гауля – сейчас во время праздников на этом месте устанавливают сцену.

Голова воина. Рельеф на здании полицейского президиума
Голова воина. Рельеф на здании полицейского президиума
Станислаус Кауэр. Деревянная скульптура "Железный воин"
Станислаус Кауэр. Деревянная скульптура "Железный воин"

Памятник Фридриху Шиллеру, который в 1910 году был установлен у здания университета, примерно на том месте, где сейчас стоит памятник Канту, перенесли в 1936 году к Луизентеатру (современный Калининградский областной драматический театр). Во время войны монумент уцелел. Существует легенда, что на постаменте кто-то написал белой краской «Не стрелять! Немецкий Пушкин». Сегодня немногие помнят, что у подножия Шиллера располагались захоронения воинов. На старых фотографиях видны деревянные памятники с ограждениями, а на более поздних снимках изображена гранитная стела. Позднее воинов перезахоронили в братскую могилу. Под левой ногой фигуры Шиллера расположена традиционная сигнатура мастера.

После Первой мировой войны Кёнигсберг начал перестраиваться. Бургомистр Ханс Ломайер делал всё, чтобы город не оказался в изоляции. Многие здания расширяли, пристраивали дополнительные помещения из простого материала с использованием скромного декора. Это способствовало тому, что скульпторы много экспериментировали в те годы.

Станислаус Кауэр. Головы двух юных девушек. Керамика, 1922
Станислаус Кауэр. Головы двух юных девушек. Керамика, 1922

Так, экспериментами Кауэра в 1922 году стали две керамические женские головы, украшающие сегодня северную стену Хуфенского женского лицея (современная школа №18 на улице Леонова). Эти головы не упоминаются в каталогах. Об их отношении к Станислаусу Кауэру стало известно, когда в Калининград приехал его внук Бальцер. Он проводил экскурсию по городу и, подойдя к этим головам, сказал: «Это моя мама и моя тётя». Только тогда обратили внимание, что под горельефами указана сигнатура Кауэра.

В 1938 году, за несколько лет до кончины, Станислаус Кауэр сделал памятник для самого себя. Он назывался «Умереть – воскреснуть» и был установлен на могиле у стен Юдиттен-кирхи (сегодняшний Свято-Никольский женский монастырь). До наших дней могила не сохранилась.

В память о 150-летии со дня рождения Станислауса Кауэра в Королевских воротах пройдут мероприятия:

14 октября в 16:00 часов – презентация выставочного проекта «Личность в биографии города» и лекция-рассказ с мультимедийным сопровождением «Вспоминая Станислауса Кауэра»;

28 октября в 16:00 часов – закрытие выставки и дискуссия «Сохранение памятников скульптуры в городе».

Кирха Юдиттен. Гравюра, 1898
Кирха Юдиттен. Гравюра, 1898
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:
реклама