После ареста отца на мать смотрели как на врага народа

Аэрофотосъемка Кёнигсберга (ныне Калининград) в период 1942-1944 года
Аэрофотосъемка Кёнигсберга (ныне Калининград) в период 1942-1944 года

«Поголодали в войну. Дочь я схоронила. Хотели хоть оставшихся детей спасти. Муж у меня неплохо зарабатывал, по две тысячи до войны приносил. Добро наживали – диван купили, шифоньер. А в войну пришлось вещи продавать, на продукты меняли. Я даже занавесочки с окон сняла и на базар понесла. На карточки сыт не будешь. Родне никому не говорили, что уезжать собрались. Только когда переселенческий билет получили, сказали им. Они нас провожать приходили. Ругали нас за то, что на немецкую землю едем. Как, говорят, будете с немцами жить? А что, немцы не люди, что ли? Такие же, как и мы. Вот. Оформили документы в горисполкоме и поехали»

(Из воспоминаний Раисы Кузьминичны Ежковой из Коврова)

 

«В сорок четвертом году фашистов прогнали, я стала работать в колхозе. Голодно было. Ни комбайнов, ни вообще никакой техники. Поля заставлены разбитыми танками, машинами. Так что мы на себе пахали, боронили, сеяли. Была у нас одна оставшаяся лошадь, так мы её потом от голода зарезали, разделили и съели»

(Из воспоминаний Татьяны Семеновны Ивановой из Витебской области)

 

Желание уехать от старой жизни порою имело под собой и другие основания. Зимой 1937–1938 годов у Александра Августовича Мелигалва был арестован отец: «Мы приехали ещё и потому, что на мать смотрели как на врага народа, вернее – как на жену врага народа. Мы думали, что на новом месте всё будет по-другому».

Не слишком доверяясь официальной агитации, люди стремились получить побольше достоверных сведений от тех, кто уже побывал в Кёнигсберге или поблизости, в Прибалтике.

«Моя жена переговорила со знакомым чекистом. Тот знал Восточную Пруссию и сказал, что мы едем не на пустое место, что там город, как наш Ленинград. Хоть он и разбит, но жить будет где, и людей там наших, русских, будет много, так как вербовка идёт по всей стране. Вот мы с женой и решились завербоваться»

(Из воспоминаний Николая Петровича Мухина)

 

Мнение и советы, особенно приглашения уже уехавших знакомых, являлись существенным фактором при принятии решения. Важно было зацепиться за кого-то, получить поддержку на первое время. Да и слова знакомых людей вызывали гораздо больше доверия, чем агитация уполномоченных, которую те вели по долгу службы.

«Мой брат Василий воевал в Восточной Пруссии. После войны он приехал домой, пожил немного, осмотрелся да и опять уехал. Завербовался. Письма нам писал, что жизнь здесь хорошая. Мы, мол, рыбы едим до отвала, селёдочные головы даже не едим – выбрасываем за окно. А мы же в России рыбы-то и не видели. Ну, если нам привезут хамсу, такая мелочь, так ее из-под полы продавали своим. Писал: приезжайте к нам, живём нормально, у нас тут лещи, судаки. А мы даже не знали, что это за рыба такая. У нас речушка небольшая была, так там огольцов наловишь. Вот и вся рыба. Мать пошла к уполномоченному и завербовалась»

(Из воспоминаний Владимира Григорьевича Шмелёва из Рязанской области)

 

«Многие отговаривали нас, говорили: “Вас там убьют, там же немцы живут!” И когда мы потом с подружкой Зиной Затрускиной прохаживались по перрону Белорусского вокзала в Москве в ожидании отправления нашего эшелона, подошёл молодой милиционер и спросил: “Девушки, вы такие красивые, зачем вы туда едете? Ведь вас там убьют!” Он знал, куда мы едем, ведь наш эшелон был самым первым, везущим в Восточную Пруссию переселенцев по вербовке»

(Из воспоминаний Анны Ивановны Трубчаниной)
Из книги: Восточная Пруссия глазами советских переселенцев: Первые годы Калининградской области в воспоминаниях и документах / Руководитель авторского коллектива докт. истор. наук Ю.В. Костяшов. – СПб.: Издательство «Бельведер», 2002.
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

Калининградскя область глазами переселенцев

video

Родина – Die Heimat

В основу 28-минутного документального фильма Николая Киценко положены воспоминания переселенцев Калининградской области, бывшей Восточной Пруссии. 2 августа 1945 года в Потсдаме было подписано соглашение трёх...

«Мы спали прямо в русской печи»

«В 1933 году наступил страшный голод. Мы, дети, пухли с голода. Свирепствовали разные болезни, особенно дизентерия. Ослабевшие от голода организмы людей не могли сопротивляться...
PREGEL.INFO

«Маму прямо у речки расстреляли. И не разрешили хоронить»

«Когда война началась, мама в отпуску была. Мы жили у бабушки в деревне. В октябре немцы пришли. Когда немцы оборону на Десне прорвали, мама...
Из книги: Восточная Пруссия глазами советских переселенцев: Первые годы Калининградской области в воспоминаниях и документах / Руководитель авторского коллектива докт. истор. наук Ю.В. Костяшов. – СПб.: Издательство «Бельведер», 2002.
ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

Калининградскя область глазами переселенцев

video

Родина – Die Heimat

В основу 28-минутного документального фильма Николая Киценко положены воспоминания переселенцев Калининградской области, бывшей Восточной Пруссии. 2 августа 1945 года в Потсдаме было подписано соглашение трёх...

«Мы спали прямо в русской печи»

«В 1933 году наступил страшный голод. Мы, дети, пухли с голода. Свирепствовали разные болезни, особенно дизентерия. Ослабевшие от голода организмы людей не могли сопротивляться...
PREGEL.INFO

«Маму прямо у речки расстреляли. И не разрешили хоронить»

«Когда война началась, мама в отпуску была. Мы жили у бабушки в деревне. В октябре немцы пришли. Когда немцы оборону на Десне прорвали, мама...

Есть мнение?

avatar
wpDiscuz