Это просто, как голые ветви с ниспадающими каплями. Опустевшие прозрачные леса и застывшие чужие голоса. Присыпанные опавшей листвой воронки от провалившихся под землю домов и часовен. Пустота у подножья холмов, на которые взбираются деревья. И там, в рукотворных лесах входов и выходов хранятся доледниковые секреты. В святых долинах камни растут сами по себе. Для некоторых этот лес – только вязанка хвороста на спине у старика. Но он не отпускает.

Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO
Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO
Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO

Выцветшие былинки дрожат на ветру и рядом чьи-то мокрые разорванные фотографии. Если бы могло, это море утонуло бы само в себе. Как окаменелые деревья и бегущие на закат. А так, одно дерево в поле, одно поле – в космосе, несколько слов в неслышно пролетающем самолёте за облаками. И приближающийся запах мороза. На месте деревни теперь озеро, и застывшее отражение облаков в камышах. В этих озёрах продолжают тонуть телеги с сервизами, превращаясь в бесконечное Ничто.

Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO

Все эти камни сразу упали, когда лёд остановился. Но лица богов всё ещё осыпаются в море. В прозрачном течении замирающего времени видны обломки недоплывших кораблей, покрытые рыбами. Из года в год ты наблюдаешь, как полчища медуз, стаи сталкивающихся льдин и обледенелых коряг удаляются от берега.

Говорят, что в одну из таких зим запах гари в городе был отчётливее, а кошки и собаки исчезли вслед за перелётными птицами. Несколько раз в году мне снится большая волна. Скоро станет так холодно, что большая волна застынет, спускаясь сверху ледяным водопадом. И спрячет спрятанных на дне. А пока ветер выдувает кости и арматуру и бункера замерли в дюнах и не движутся.

Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO

Только предчувствие, непокидающее ощущение, что сейчас пойдёт снег. Не цвета, а оттенки. Когда чёрное так и не становится белым. Эта зима – свинцовая пломба. Только привкус, послевкусие, напоминание и тихо удаляющееся эхо. Воспоминания находят друг на друга, как слои спящих в курганах, слои лежащих в пироге, слои, слои…. Запах угля в подмороженных сумерках на фоне остроконечных кровлей, покрытых шифером, как редкий подарок. Ночь замирает в ожидании снегопада.

Прусская зима. Александр Матвеев для PREGEL.INFO


Закоченевший остров медленно отрывается от ледяного континента. Скоро всё скроется под замёрзшей водой. Вместе с упавшими в море деревьями и стенами мы ляжем и уснём, в одиночестве и покое. Как наши предки перед большой войной зарылись в землю, чтобы больше не слышать и не знать, что с начала прусской зимы прошло уже триста лет.

Фото:
Текст: Роман Широухов

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:
реклама