Павел Чиков, глава Макжденуродной правозащитной организации «АГОРА», дал пояснения по конкретному делу феминистки Залины Маршункуловой. Однако его формулировки и выводы дают оценку радикализму как явлению в целом. Весьма любопытно. Стоит почитать и подумать.

«Тут вопросы появились, чего это Агора стала защищать Залину Маршенкулову. Даже кое-кто из ближнего круга критичен к взглядам радфем. Поясню сразу для всех.

Это радикальный феминизм, глупо оценивать его с позиции центризма, жесткой рациональности и восприятия ни во что не вмешивающегося и обходящего всяческие углы обывателя.

Радикальный феминизм нужен для провокации общественной дискуссии и влияния на среднестатистического жителя. Не для того, чтобы обыватель стал как Залина, а для того, чтобы он хотя бы жену бензином не обливал.

Распространенная ошибка российского дискурса в том, что почти каждый диванный и даже трибунный комментатор ассоциирует себя с объектом комментария. «Свастика это плохо, никогда бы не постил свастику, деды воевали». «Всемирный халифат это плохо, а как же отрицание Израиля, я против такого подхода». «Радикальный феминизм – это ту мач, посмотрите на этих истеричек». «Свидетели Иеговы же сектантство». «Феминитивы – это издевательство над русским языком». Запретить, запретить, запретить, посадить, посадить.

Но ценность и необходимость крайних взглядов совсем в ином. Они провоцируют публичную дискуссию, заставляют двигать привычные границы нормы. Домашнее насилие сейчас все считают плохим, хотя пара десятков лет назад пороть детей розгами было норм, как и жену бить, то есть любить. Похищение невест, женское обрезание кое-где были практикой, теперь общество в целом это не принимает, как и ранние браки, многоженство. Раньше смеялись, как мэр городка по-пьяни гоняет по улицам жену, а теперь это преступление без вариантов. И не только по УК, но и по общественному согласию.

Изменить стереотипы обывателя, его поведенческую модель и мировоззрение нельзя без существования радикальных групп и провокации ими общественного обсуждения, что хорошо, а что плохо, что допустимо, а что нет. Нет обязанности разделять эти взгляды, любить их сторонниц. Люди, провоцирующие разговоры на острые темы, могут быть крайне неприятными. От этого они не лишаются права высказываться. Кого нам только не приходилось защищать, каких только персонажей в работе наших адвокатов сейчас нет. Именно поэтому Залина вправе выступать свободно, как и ее хейтеры, до тех пор, пока никто не прибегает к угрозам насилием или к самому насилию.

Более того, как представителю уязвимой группы – а женщины в обществе, особенно в российском, особенно, в некоторых регионах России, имея в виду Северный Кавказ, группа уязвимая, – как лицу, провоцирующему дискуссию и подрывающую сложившиеся стереотипы и практики, ей позволено больше, чем ее оппонентам. Оппоненты должны относиться терпимее к критике и выпадам в свой адрес. Крепитесь, мачо, тренируйте мышцы языка.

ПС: Залина пишет, что она либфем, а не радфем. Вношу правку»

Павел Чиков

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar