Газета КоммерсантЪ описывает запутанную историю с жителями Калининграда. Один из фигурантов, Игорь Макеев, ранее судимый, назван «главой одной из ОПГ».

Вместе с тем в 2009 году ныне закрытая местная газета «Новые колеса» подробно писала о «деле Макеева», ставя под сомнение обвинения в мошенничестве, по которым Макеев был приговорен к лишению свободы условно. Нынче Макеев и его применый сын стали фигурантами нового дела.

Правоохранителя и механика обвинили в мошенничестве

Газета “Коммерсантъ” №203 от 06.11.2018

Владислав Трифонов

Как стало известно “Ъ”, Следственный комитет России (СКР) начал расследование в отношении сотрудника калининградского управления ведомства — следователя по особо важным делам Артура Гусельникова. Господина Гусельникова, а также его приятеля-автослесаря, специалиста по регулировке схода-развала Иосифа Скосорева обвиняют в вымогательстве 200 тыс. руб. у приемного отца последнего, ранее судимого Игоря Макеева. Защита при этом настаивает, что потерпевший написал заявление в ФСБ, чтобы не возвращать взятые у приемного сына в долг деньги.

Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении следователя по особо важным делам подписал лично заместитель председателя СКР Игорь Краснов. А основанием для начала расследования, по данным “Ъ”, стало поданное в июле заявление Игоря Макеева, подрабатывающего ныне таксистом.

Как следует из материалов дела, 21 января 2015 года Игорь Макеев был задержан сотрудниками калининградского уголовного розыска по подозрению в совершении кражи. Оперативники доставили его в здание отдела МВД по Гурьевскому району на улице Ленина, 3. Там при личном досмотре у него был обнаружен паспорт на имя некого Маранди В. И. После этого, говорится в материалах расследования, Игорь Макеев «осознавая, что может быть привлечен к уголовной ответственности за незаконное использование» чужих документов, отправил из полицейского участка СМС-сообщение своему приемному сыну, в котором попросил помочь, указав, где он находится. Получив послание, находившийся в это время в Санкт-Петербурге Иосиф Скосорев, по версии следствия, попросил своего приятеля, следователя Артура Гусельникова узнать, за что задержан его родственник. Тот согласился, а затем, по данным следствия, «в неустановленное время, в неустановленном месте Калининградской области, при неустановленных обстоятельствах» якобы смог получить изъятый полицейскими у водителя паспорт. После чего в конце января, опять-таки «в неустановленном месте» вступил в «предварительный сговор» с сыном задержанного «для противоправного завладения денежными средствами» Игоря Макеева в размере 200 тыс. руб. Затем, говорится в материалах дела, при встрече с таксистом на аллее Смелых, используя «авторитет и значимость занимаемой им должности», сотрудник СКР, считает следствие, сообщил Игорю Макееву, что уже передал 200 тыс. руб. сотрудникам полиции «за непривлечение к уголовной ответственности», после чего якобы показал собеседнику паспорт Маранди «для подтверждения совершения указанных действий» и потребовал компенсировать затраты.

Однако получить 200 тыс. рублей фигурантам дела не удалось, хотя, как говорится в деле, Иосиф Скосорев на протяжении трех лет, с момента задержания родственника до 29 сентября 2017 года, «посредством неоднократных телефонных звонков и СМС-сообщений» требовал «передать ему указанную сумму». Но за весь этот период времени, по данным следствия, обвиняемые смогли добиться выплаты лишь 83,3 тыс. руб., после чего таксист и обратился с заявлением в региональное управление ФСБ.

Стоит отметить, что заявитель хорошо известен полиции: ранее он был судим и в местных СМИ в свое время его даже называли главой одной из ОПГ и фигурантом нескольких уголовных дел. Что, впрочем, не мешало ему в свое время работать помощников у калининградских депутатов.

В итоге действия специалиста по сходу-развалу Иосифа Скосорева были квалифицированы СКР как «мошенничество с причинением значительного ущерба» (ч. 2 ст. 159 УК РФ), а следователя Гусельникова как «мошенничество с использованием служебного положения» (ч. 3 ст. 159 УК РФ). Дело было направлено в Главное следственное управление СКР. Решением Басманного суда столицы господин Скосорев был арестован, а считавшийся до этого одним из лучших следователей регионального управления СКР Гусельников, по данным “Ъ”, находится под подпиской о невыезде.

Адвокат господина Скосорева Павел Калинов считает арест его клиента «чрезмерной и необоснованной мерой пресечения», поскольку его подзащитный «не скрывался и не собирается этого делать». Как адвокат сообщил “Ъ”, заключение под стражу его подзащитного связано с тем, что обвиняемый переехал из Калининграда в Люберцы, где нашел работу и официально зарегистрировался. Между тем следствие, уверяет защитник, «не извещало подзащитного о проводимых следственных действиях». Теперь же, отмечает господин Калинов, оно трактует переезд фигуранта как попытку скрыться.

Отметим, что против ареста обвиняемого выступала и прокуратура: в надзорном ведомстве сочли, что следствие проигнорировало версию защиты. Между тем, как отмечает адвокат Калинов, уголовное дело построено на показаниях потерпевшего, «которые при этом очень противоречивы». На самом же деле, считает защитник, никакого вымогательства со стороны его клиента не было. Позвонив из участка господину Скосореву, его приемный отец, по данным господина Калинова, попросил денег на адвоката. Собрав 200 тыс. руб., часть из которых он одолжил у своего приятеля-следователя, автомеханик и передал их родственнику. А узнав, что услуги адвоката в итоге не понадобились, три года пытался получить деньги обратно. При этом о каких-либо встречах следователя с заявителем ему ничего не известно. «Нужно подчеркнуть, что потерпевший, у которого с моим клиентом очень сложные отношения, признает, что долговые обязательства перед сыном у него были»,— отметил адвокат. При этом защитник не исключает, что заявление в ФСБ от господина Макеева появилось после того, как делами таксиста в очередной раз заинтересовались правоохранительные органы.

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar