Адвокат Мария Бонцлер беседует с Александром Оршулевичем во время видеоконференции в заде Калининградского областного суда
Адвокат Мария Бонцлер беседует с Александром Оршулевичем во время видеоконференции в зале Калининградского областного суда

В четверг, 12 октября, в Калининградском областном суде состоялись два заседания апелляционной инстанции по уголовным делам в отношении Александра Оршулевича и священника местной РПЦЗ отца Николая (Мамаева), обвиняемых по статье 282.1 ч. 2 УК РФ (организация экстремистского сообщества). В ходе заседаний рассматривался вопрос об изменении меры пресечения.

Заседания проходили в открытом режиме с использованием видеоконференцсвязи. В этот раз Александр Оршулевич появился на экране метровой «плазмы» в теплой куртке.

– Саша, – спросила его мать. – У вас там холодно? Ещё не включили отопление?
– Нет, не включили. Примерно такая же температура, как на улице. Иногда чуть теплее, иногда чуть холоднее. Сегодня у нас +15, на улице +14. Считается тепло.
– А у нас уже включили отопление. Теперь дома тепло.
– Мам, ты можешь в следующий раз передать мне побольше фруктов? Особенно яблок. И ещё горький шоколад, пожалуйста. Чай не надо, его можно купить здесь.
– Хорошо. Я постараюсь. Как вас кормят?
– Стало лучше. Гнилую свёклу больше не кладут в суп, а картошка теперь свежая.

Судебные заседания по апелляционным жалобам адвокатов до сих пор имели формальный характер, решения судов первой инстанции всегда оставались без изменений, а атмосфера в зале суда была больше похожа на роскошную комнату для свиданий, чем на праведный суд.

– Во время свидания в СИЗО мы около часа имели возможность говорить с Вандой. Я не ожидал, что у нас будет так много времени, и был счастлив, – сказал Александр Оршулевич своей матери с экрана телевизора, после чего в зал вошёл судья и секретарь прикрикнула на присутствующих «Встать! Суд идёт!»

Судья губняво и неразборчиво зачитал суть апелляционной жалобы, предоставил слово обвиняемому, адвокатам и прокурору, формально соблюдая судебный протокол. Адвокаты повторили свои аргументы, а прокурор по-прежнему настаивал на содержании под стражей. Суд в лице единственного судьи удалился на совещание, которое продолжалось недолго.

Как по делу Александра Оршулевича, так и по делу отца Николая были вынесены тождественные решения: удовлетворить апелляционные жалобы частично, продлить срок заключения под стражей на семь суток до 19 октября 2017 года, а уголовные дела перенаправить в суд первой инстанции – в Центральный суд.

Что означает такое решение Калининградского областного суда, не совсем понятно даже адвокатам.

– Значит ли это, что суд проявил гуманность в отношении подозреваемых, или это часть формальной процедуры?
– Пока это ничего не значит, – считает адвокат Мария Бонцлер. – Скорее всего в решении суда первой инстанции допущен ряд процессуальных ошибок. Например, в той части, где вина подозреваемого констатируется судом как доказанная, что, конечно же, не соответствует действительности.

В ходе судебных прений Мария Бонцлер подчеркнула, что Александру Оршулевичу инкриминируется недоказанное и абсурдное обвинение – “захват власти и передача Калининградской области Германии”.

Что на самом деле явилось причиной возвращения уголовных дел в суд первой инстанции, возможно, мы узнаем 19 октября на следующем заседании Калининградского областного суда.

Текст и фото: Олег Климов

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

Есть мнение?

avatar
wpDiscuz