В жестокости нет места милосердию

Александр Оршулевич (слева) и его супруга Ванда (справа)
Александр Оршулевич (слева) и его супруга Ванда (справа) в Центральном районном суде Калининграда, 29 мая 2017. Фото Олега Климова

Во вторник, 25 июля, в Центральном районном суде состоялся ряд заседаний по пересмотру меры пресечения в отношении фигурантов уголовного дела БАРСа (Балтийский Авангард Русского Сопротивления). Главу БАРСа Игоря Иванова, экс-лидера БАРСа Александра Оршулевича и их духовного наставника, священника РПЦЗ Александра Мамаева, обвиняют в организации экстремистского сообщества по статье 282.1 УК РФ.

Задержанные 27 мая 2017 года, все трое по два месяца уже провели в СИЗО. Сейчас сторона защиты ходатайствовала об избрании более мягкой меры пресечения в виде домашнего ареста и подписки о невыезде. Первым рассматривалось дело Игоря Иванова.

В ходе своего доклада следователь ФСБ заявил о невозможности смягчить меру пресечения, так как требуется допросить не менее 20 свидетелей, получить ответы на поручения о производстве следственных действий, заключения по 68 комплексным экспертизам, среди которых названы психолого-лингвистические, компьютерные, психиатрические, дактилоскопические, технико-биологические и баллистические. По версии следствия, Игорь Иванов в условиях домашнего ареста может продолжить заниматься противоправной деятельностью, а также скрыться от правосудия.

Основным аргументом стороны защиты является наличие у обвиняемого хронической бронхиальной астмы и обострение заболевания в летний период. Единственный действенный способ купировать приступ – это использование стационарного ингалятора, имеющегося у Игоря Иванова дома. В СИЗО отсутствует врач-пульманолог, который мог бы оказать квалифицированную помощь. Все просьбы обвиняемого передать ему хотя бы переносной ингалятор сотрудники СИЗО игнорируют. Кроме того, адвокат настаивает, что органы следствия не предоставили доказательств, подтверждающих намерение её подзащитного покинуть регион или заниматься преступной деятельностью.

В медицинской справке исправительного учреждения указано, что Игорь Иванов «в медицинскую часть не обращался, общее состояние удовлетворительное, содержаться под стражей может». Следователь, в свою очередь, заявил, что никаких сведений о необходимости в получении ингалятора или ухудшении здоровья ему не поступало.

«Если у вас есть проблемы со здоровьем и вы без ингалятора жить не можете, то вы более активно должны обращаться к врачу, писать жалобы прокурору, подавать заявления следователю. Сведений о приступах нет. Складывается мнение, что вам помощь не нужна», – сказал судья Олег Ласко.

Прокурор полностью поддержал ходатайство следователя, так как «основания для избрания более мягкой меры пресечения не усматриваются». В результате судья вынес решение о продлении содержания Игоря Иванова под стражей ещё на два месяца.

Вторым рассматривалось дело Александра Оршулевича. В ходе своего доклада тот же следователь ФСБ под копирку перечислял причины, по которым содержание под стражей не может быть заменено на домашний арест. Среди них – необходимость допроса большого количества свидетелей, проведения судебных экспертиз и следственных действий, а также намерение обвиняемого покинуть страну с целью уклонения от уголовного преследования.

Во время предыдущих заседаний Александр Оршулевич и его адвокат неоднократно заявляли, что трафареты с текстами экстремистского содержания, а также баллоны с краской и мобильный телефон, с которого якобы производилось бронирование авиабилетов с целью скрыться от правосудия, были подброшены в квартиру во время обыска. Оршулевич также подробно рассказывал о пытках, которые применялись к нему сотрудниками ФСБ.

Спустя два месяца содержания под стражей стало известно, что здоровье Александра Оршулевича существенно ухудшилось вследствие избиений и суровых условий одиночной камеры. По словам обвиняемого, с шести часов утра до десяти часов вечера ему запрещено лежать даже после эпилептических припадков, а по ночам в камере постоянно горит яркий свет. Во время выступления речь его была явно заторможенной, а некоторые звуки он произносил с искажением.

Адвокатам Марии Бонцлер и Марии Шуниной удалось добиться обследования их подзащитного в Калининградской областной больнице.

«У Оршулевича возобновились приступы эпилепсии, после которых он чувствует слабость и головокружение. Однако по режиму СИЗО ему запрещено в течение дня прилечь на кровать, что является методом пытки больного человека. Руководство СИЗО настаивает на том, что приступы Оршулевича никто не видел, а значит он их симулирует. В Калининградской областной больнице специалист сделал томографию головного мозга и подтвердил диагноз эпилепсия. Кроме того, в коре головного мозга обнаружены две кисты в лобной и затылочной части. По мнению врача, увеличение кисты произошло в результате ударов по голове и постоянного стресса, а сами новообразования могут перерасти в недоброкачественную опухоль. Врач назначила покой, медикаментозное лечение, постоянное наблюдение, специальную диету, свежий воздух и отсутствие резкого освещения. Таблетки начали давать только через неделю, а остальные назначения соблюдать в изоляторе невозможно. Приступы продолжаются, но их по-прежнему никто не фиксирует», – заключила Мария Бонцлер, добавив, что жизнь её подзащитного постоянно находится в опасности, а сам он содержится в пыточных условиях.

Второй адвокат Мария Шунина заявила, что за время пребывания Александра Оршулевича под стражей с ним было проведено только одно следственное действие. По словам супруги Ванды Оршулевич, в течение прошедших двух месяцев сотрудники следственных органов никому из родственников не звонили и не вызывали для дачи показаний.

Исследуя материалы уголовного дела, судья Олег Ласко невнятно перечислял документы, не озвучивая их содержания. Дойдя до медицинского заключения, он неразборчиво и без особой заинтересованности произнёс слова «скопление жидкости», «киста перегородки» и заключил, что изменения, на которые указывает адвокат, имеются. Несмотря на это, следователь продолжал настаивать на продлении срока ареста, в чём получил полную поддержку прокурора. В результате судом вынесено решение о необходимости содержания Александра Оршулевича под стражей в течение ещё двух месяцев.

Не прерываясь на обед, судья Олег Ласко приступил к рассмотрению дела Александра Мамаева, священника РПЦЗ, которого обвиняют по статье 282 ч. 2 УК РФ (участие в экстремистском сообществе).

Следователь в третий раз повторил названия бессчётного количества назначенных экспертиз и указал на необходимость допроса свидетелей, число которых в разы превышает количество прихожан местного катакомбного прихода. Кроме этого, сотрудник ФСБ заявил о намерении священнослужителя скрыться за пределы региона, а также оказывать давление на малолетних свидетелей и угрожать им.

«Я не имею к этому делу никакого отношения. Все материалы, которые представлены следователем в качестве доказательств моей виновности, я впервые увидел во время обыска», – рассказал Александр Мамаев.

Сторона защиты настаивала на превышении срока задержания, непричастности Александра Мамаева к инкриминируемым деяниям и просила избрать меру пресечения в виде подписки о невыезде.

«Мы услышали субъективное мнение следователя, что Мамаев может, хочет или намерен скрыться, воспрепятствовать и оказывать давление. Но перед нами человек, который является священником. О каком давлении идёт речь? Никаких объективных доказательств суду не представлено. Для допроса двадцати свидетелей есть целая следственная группа, которая может это сделать в течение полудня, а не двух месяцев, как просит следователь», – заявил адвокат Эдуард Сапрыкин.

Несмотря на доводы защитника, следователь, прокурор, а вместе с ними и судья не усмотрели оснований для избрания более мягкой меры пресечения. Священник РПЦЗ следующие два месяца проведёт в СИЗО.

Текст:

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:
реклама