Политический обозреватель «Открытых медиа» Игорь Казаков о ситуации в латиноамериканской стране.

Как оппозиция в Венесуэле решилась на свержение президента

В Венесуэле двоевластие: президентом объявил себя глава парламента, его притязания признали США. Но главная опора у оппозиции — внутри страны

Явление узурпатора

Спикер парламента Венесуэлы Хуан Гуайдо 23 января объявил себя исполняющим обязанности президента страны, несмотря на то, что 10 января к президентской присяге был приведен Николас Мадуро, набравший большинство голосов на выборах в мае 2018 года.

О своем намерении объявить себя и. о. президента страны Гуайдо заявил еще 11 января, на следующий день после инаугурации Мадуро. Тогда же Национальная ассамблея, контролируемая оппозицией, объявила Мадуро «узурпатором».

Оппозиция призвала 23 января провести общенациональную акцию протеста. Тогда спикер и принес символическую президентскую присягу. Согласно конституции, в случае невозможности президента исполнять свои функции за него это делает председатель парламента.

Мадуро расценил действия Гуайдо как попытку госпереворота при поддержке США. «Мы защищаем право на само существование нашей Боливарианской Республики, нашей родины», — заявил Мадуро своим сторонникам с балкона президентского дворца Мирафлорес. И объявил о разрыве дипотношений с США, которые пытаются навязать народу Венесуэлы «марионеточное правительство».

Раздвоение власти

Мадуро, занимавший должность вице-президента, занял высший государственный пост в 2013 году, после смерти от рака харизматичного президента Уго Чавеса, одного из самых ярких латиноамериканских политиков левой ориентации. В том же году он одержал победу на президентских выборах с минимальным преимуществом, обойдя единого кандидата от оппозиции Энрике Каприлеса примерно на 1,5% голосов.

В 2014 году по стране прокатилась волна протестов. На экспорт нефти приходится более 90% валютных доходов бюджета и население страны очень быстро почувствовало на себе падение мировых цен на это сырье. Жертвами столкновения демонстрантов с полицией стали тогда несколько десятков человек.

После выборов в декабре 2015 года в Национальную ассамблею, когда оппозиция взяла большинство мест, политический кризис вышел на новый уровень.

В апреле 2016 оппозиция попыталась провести общенациональный референдум об отставке президента, но контролируемый сторонниками президента Национальный избирательный совет объявил, что имели место нарушения при сборе подписей для проведения референдума и похоронил эту идею. Оппозиция ответила массовыми и многомесячными протестами. Погибли более 100 человек.

Осенью того же года Верховный суд, где сидят сторонники президента, издал вердикт, что любые решения парламента не имеют юридической силы. Летом следующего года согласно указу президента без участия оппозиции прошли выборы в Конституционную ассамблею, которая фактически заменила собой парламент.

У Верховного суда Венесуэлы тоже есть двойник — несколько судей, несогласных с политикой Мадуро, бежали за границу и сформировали там так называемый Верховный суд в изгнании. Подобного рода двойник есть и у генерального прокурора республики.

В мае 2018 года при бойкоте оппозиции прошли президентские выборы, по итогам которых Мадуро был переизбран на второй срок, получив 67,8% голосов, его основной соперник Энри Фалькон от оппозиционной партии «Прогрессивный авангард» — 21% (явка составила 46%). Самые популярные лидеры оппозиции — Энрике Каприлес и Леопольдо Лопес — к выборам допущены не были. Национальная ассамблея итогов выборов не признала.

Выступления оппозиции на этой неделе стали крупнейшими с 2017 года. В ходе столкновений с силовиками погибли по меньшей мере 16 человек.

Экономический кризис

Национальная экономика давно лежит в руинах. По данным ОПЕК, в ноябре 2018 года объем добычи нефти в Венесуэле упал до 1,13 млн баррелей в день, на 40% ниже среднего уровня добычи в 2017 году. Инфляция по итогам 2018 года составила порядка 1,7 млн%. Страну покинули уже более 3 млн человек. Остро не хватает продовольствия и медикаментов.

Сам Мадуро объясняет тяжелое состояние национальной экономики «экономической войной», которую ведут против его правительства как оппозиция, так и враждебные страны, в первую очередь США. И отвечает такими экзотическими способами как введение собственной национальной криптовалюты Petro.

Новое лицо оппозиции

Разобщенность оппозиции и ее низкая популярность позволяли наследникам Уго Чавеса столь долго удерживать власть. Но выход на авансцену 35-летнего председателя Национальной ассамблеи Хуана Гуайдо, который до недавних пор был мало известен за пределами парламента, несколько перекроило политическую карту.

Сторонники Гуайдо считают, что ему удастся сплотить ряды противников Мадуро — ведь он представитель нового поколения политиков. Именно на протестной волне в 2014 и 2017 годах он заработал свой политический капитал. Его карьере немало способствовал и тот факт, что многие ветераны-политики были вынуждены уехать из страны. Гуайдо заполнил образовавшийся вакуум.

Дальнейшая его политическая судьба будет во многом зависеть и от внешней поддержки — США и их латиноамериканских союзников. Пока что недостатка в такой поддержке у него нет: крупнейшие страны континента признали легитимность его решения.

Оппозиция опирается и на массовые протестные настроения внутри страны. По данным соцопросов, ухода Мадуро хотят порядка 80% жителей страны. Он пользуется поддержкой 15−20% населения — политических активистов-чавистов, госслужащих и самое главное — тех беднейших слоев населения, которые пользовались правительственными программами доступного жилья и бесплатной медицины.

Впрочем, эксперты отмечают, что в антиправительственных выступлениях протестах уже принимают участие не только представители среднего класса, но и основа поддержки режима — жители бедных пригородов.

За кого военные

Военные — одна из опор режима — пока что всячески подчеркивают свою лояльность Мадуро. Но процессы брожения, пусть и локального свойства, в их рядах все же идут.

В начале сентября газета The New York Times сообщила, что сотрудники администрации Трампа проводили секретные встречи с военными из Венесуэлы, на которых обсуждали возможность отстранения Мадуро от власти.

Мадуро в отношении людей в форме проводит четкую политику кнута и пряника. По данным местных НКО, в 2018 году вооруженные силы подверглись самой масштабной чистке за последние годы. Было арестовано около 60 военных, не только подозреваемых в заговорах, но и тех, кто высказывал недовольство положением дел в стране.

При этом если учитель или медик получают минимальную зарплату в 1800 суверенных боливаров (порядка 18 долларов), то военнослужащий низшего звания — порядка 3160 боливаров. В 2013 году правительство основало Банк вооруженных сил, где военнослужащие могут получить дешевый кредит. У военных — жилищные и медицинские льготы, недоступные рядовому гражданину.

Бюджет минобороны в девять раз превышает бюджет министерства продовольствия. А из 32 министерских постов 14 занимают отставные и действующие военные. Они же контролируют и главную нефтяную компанию страны.

По отношению к армии Хуан Гуайдо ведет себя осторожно — он заявил, что не требует от военных, чтобы они сместили нынешнюю власть с помощью оружия, а призывает их помочь «восстановить конституционный порядок».

Российские дотации

Россия в этом кризисе однозначно встала на сторону Мадуро, телефонный разговор с ним в четверг провел Владимир Путин.

И Уго Чавес и Николас Мадуро не скупились на широкие политические жесты в отношении Москвы. Венесуэла — одна из немногих стран мира, признавших независимость Абхазии и Южной Осетии. Лояльность щедро оплачивалась из Москвы.

С 2014 года «Роснефть» выдала государственной компании PDVSA авансы в качестве предоплаты за поставки нефти и нефтепродуктов на общую сумму $6,5 млрд. В первом квартале 2018 года этот долг перед «Роснефтью» сократился до $4 млрд.

Как сообщало агентство Reuters, в ноябре прошлого года в Каракас летал глава «Роснефти» Игорь Сечин и жаловался Мадуро на задержки поставок нефти компанией PDVSA. Мол, Венесуэла выполняет свои обязательства перед Китаем, а перед Россией — нет.

Кроме того, в 2011 году Москва выделила Каракасу кредит в размере $4 млрд для финансирования поставки российской промышленной продукции. Венесуэла долговых обязательств по погашению кредита не выполняла, долг неоднократно реструктурировался.

По итогам своего визита в Москву в декабре прошлого года Мадуро заявил, что Россия инвестирует в венесуэльскую экономику около $6 млрд для развития добывающих отраслей — нефти и золота.

Всего, по подсчетам с 2006 года Россия предоставила Венесуэле ссуды и кредиты на сумму не менее $17 млрд

Как бы ни развивался политический кризис в Венесуэле, одно можно утверждать определенно — прибыль с вложенных туда средств Москва увидит не скоро.

«Отрытые медиа», Игорь Казаков, международный обозреватель, 25 января 2019

ДЕЛИТЕСЬ ИНФОРМАЦИЕЙ – ДЕЛАЙТЕ МИР СВОБОДНЫМ:

реклама

avatar